F

Ольга Костина. Ласковый пришелец

Ольга Костина

Оlga Коstina

Kitchener


Начало



Продолжение.


Ласковый пришелец.

                                                                 Продолжение. Начало в 9-ом номере.
Ничего не произошло.  Чуть защипало в горле.  Вик еще боялся вдохнуть полной грудью. Разведчику нельзя так слепо доверяться чужому миру. Но ему так хотелось убедиться, что люди точно смогут здесь жить. Он глубоко вдохнул,  впуская чужой воздух в себя.  У него немного закружилась голова, чуть сжало виски. А потом все прошло, осталось только чувство какого-то обновления. Что-то изменилось в нем. Он даже для уверенности ощупал себя и посмотрел в отражение шлема.
Все тот же молодой темноволосый мужчина с твердой линией губ и упрямо выдвинутым подбородком смотрел на него, правда, искаженный выпуклостью, он выглядел немного уродцем. Но в остальном все было на месте. И голова работала четко. Значит, все в порядке.
Нет, не все в порядке. Что-то или кто-то настойчиво стучал в мозг. Не сильно и грубо, а именно настойчиво. И как-то деликатно, что ли.  Вик уже понял, что с ним хотят «говорить» - общаться телепатически. И он должен разрешить этот контакт, впустив неизвестного визитера в свой мозг.
Однако нельзя расслабляться.  Это был чужой мир, и нужно быть начеку. Разведчик не должен вот так с ходу раскрываться перед неизвестным контактером. Значит, нужно впустить гостя только в «переднюю», не очень широко открыв двери своего разума. А там посмотрим.
 - Я готов услышать тебя, кто бы ты ни был, - мысленно произнес Вик.
 В ответ получил какую-то абракадабру из непонятных символов и образов.
 - Я тебя слышу, но не вижу и не понимаю, - он решал не торопить собеседника, чтобы тот мог настроиться на индивидуальную волну разведчика.
 - Ты живое существо, раз можешь стучаться ко мне в мозг, - уже настаивал Вик. – Раз уж ты решился, давай, показывайся.
 - Я не знаю, в каком виде тебе показаться, - вдруг отчетливо «сказали» Вику.
 Как он ни готовил себя к встрече, но подпрыгнул от неожиданности. Это случалось с ним всегда при первом контакте. Однако Вик очень любил эти моменты первого контакта, даже когда он бывал недружелюбным. От разведчика зависело, каким он станет в будущем. Острое чувство неизвестности, опасности и жуткого интереса выбрасывало в кровь столько адреналина, что сердце Вика всегда учащенно билось.
 Вот и сейчас оно билось радостно и тревожно.
 - Ты зря волнуешься. Я не страшный и больно тебе не сделаю. Просто не знаю, каким тебе показаться, - тут же отреагировал «голос».
 - Мне неважно, какой ты, если можешь, покажись тем, кто ты есть на самом деле.
 В голове у Вика замелькали образы: синяя трава, деревья, «мышекот» с желтым глазом, черные горы на горизонте, прозрачные черепахи из   океана …  В  мозгу будто прокручивали с бешеной скоростью съемку всего, что за это время увидел Вик в этом мире.
 - Что из всего ты предпочитаешь?
 Вик и понимал, и не понимал, что имеет в виду «голос». Для себя он пока никак не мог назвать это существо. И все же решился:
 - А в образе человека, такого же существа, как я, можно?
 - Конечно.
 - Тогда давай.
 И перед Виком на синей траве появился такой же Вик, только весь полупрозрачный. Он немного светился матовым золотистым светом. Но через его «плоть» разведчик мог увидеть близкие деревья и черные горы.
 Но видеть свою точную копию, похожую на привидение, и разговаривать с ней, будто с самим собой, показалось Вику абсурдным. Было похоже на галлюцинацию. И он попросил:
 - В образе человека, но не меня.
 - Тогда представь себе того, с кем бы ты хотел увидеться.
 Вик, не раздумывая, представил себе Майю, и тут же увидел ее рядом, сидящей на траве. Она смотрела на него тем же взглядом, которым провожала его в последнюю экспедицию. Это было невыносимо.
 - Нет, только не Майя.
 - ???
 Вик немного подумал и представил себе своего лучшего друга по отряду разведчиков – Пола. Майя растворилась в воздухе, и вместо нее рядом материализовался полупрозрачный Пол. Вик тут же расплылся в улыбке.
 - Привет, дружище, - он незаметно для себя произнес это вслух. И тут же осекся, понимая, что перед ним не Пол, а просто его образ.
 Но друг в ответ так же широко улыбнулся, матово блеснули зубы, радость промелькнула в глазах.
 - Так хорошо? – спросил Пол, не раскрывая рта.
 - Сносно, - так же молча ответил Вик.
 - ???
 - Очень хорошо, если тебе так больше нравится.
 - Мне нравится любая форма. В этой немного непривычно, но вполне удобно.
 - Как твое имя? Как тебя зовут на твоей планете?
 - Когда мое имя можно произнести, меня зовут по-разному. Вай, или Уго, или Пак, или Чум-Чум. Зависит от того, кем я являюсь в то или иное время.
 - Но кем-то ты был при рождении? - Вик решил докопаться до истока, до самого начала его существования.
 - Сущностью. Без формы и без имени. Прежде чем кем-то или чем-то называться, нужно многому учиться. Мы много учимся. Все время. Первый раз меня назвали Ауа – вы это называете водой.  Я был не всей водой, а только ее частью. Чтобы стать еще чем-то мне нужно было многому научиться и многое узнать. А как тебя называли, когда ты смог получить имя?
 Вик задумался. Действительно, когда он был зачат и был просто клеткой, его ведь никак не звали. Пока он развивался, проходя многочисленные стадии от головастика, до цыпленка, потом до поросенка, его тоже никак не звали. Потом он родился и вскоре получил имя.
 - Когда я научился быть человеком, то есть тем, кто я есть сейчас, меня назвали Виком. Я до сих пор так наываюсь.
 - И ни разу больше не был никем?
 - Нет, ни разу. Мне нравится быть человеком, и я больше никем бы не хотел быть, - уверенно произнес разведчик.
 - И тебе не хочется изменений?
 - Когда я хочу изменений, я меняю что-то в своей жизни. Работу, например.
 - Работа – это учеба?
 - Можно и так считать, - согласился человек.
 - Значит, у тебя еще все впереди, - безапелляционно «произнес» Пол и снова широко улыбнулся.
 - Знаешь, мне приятно видеть обитателя этой планеты в образе моего друга. Будто я не один здесь.
 - Ты и так не один. Нас вокруг тебя очень много. Жаль, что ты не видишь этого и не понимаешь.
 - Я буду называть тебя Пол, ты не против?
 - Называй. А если захочешь поговорить именно со мной, только представь себе Пола. Если я буду не занят воплощением, то сразу отвечу тебе. Сейчас я в подвижном воплощении, поэтому могу появиться тебе в каком-то образе. Но если я в неподвижном воплощении, то смогу только общаться с тобой на уровне мыслей.
 - Я сегодня хотел покинуть твою планету, и вот напоследок решил подышать вашим воздухом. Он оказался пригодным для меня.
 - Воздух, как и все в мире, это живая жизнь. Ты не просто вдохнул наш воздух, ты впустил в себя жизнь нашего мира.
 - И что теперь со мной будет? - на всякий случай спросил Вик.
 - Ничего плохого не будет. Ты теперь часть этого мира. Даже если ты уйдешь на другую планету, в другие миры. Ты никогда больше не будешь прежним, Вик. Потому что ты постоянно учишься. Разве ты не заметил?
 - Я задержусь у вас. Мне теперь очень многое нужно узнать. Но все равно мне придется вернуться к себе домой. Мы называем свой дом Землей. Она очень похожа на твою Землю. Как вы называете свою планету?
 - Домом. Просто «дом», по-вашему. Или – колыбель. Понятий много, суть – одна.
 - Мне нравится твой дом, Пол. Он большой, красивый и добрый. Он же добрый?
 - Он ни добрый, ни злой. Он такой, какой есть.
 - Мне пора в корабль. Необходимо обработать всю информацию на специальном приборе. Мы называем его «мозговик».
 - А разве твой мозг сам с этим не справится?
 - Это займет очень много времени. Может, ваши сутки или двое.
 - Разве это много?
 - Для человека быстрее с «мозговиком».
 - Тогда перемещайся к своему прибору. Выходи на связь, Вик.
 Пол исчез.  Вик вслед ему подумал – еще бы я не вышел на связь! Такая планета! Такие обитатели! И уже без шлема пружинящей походкой направился к «Сендеру».

*        *          *
Обработка информации заняла немного времени.  «Мозговик» умел все обобщить, проанализировать и спрогнозировать за очень короткое время. Вик уже понял, что существа, живущие здесь, - это определенный вид разумной энергии, постоянно обучающейся и способной принимать любую форму материи.
Они живут в родстве со всем огромным миром вокруг, всегда чувствуя свою с ним неразделенность, вполне сознавая, что первичная материя, из которой состоит все во вселенной, едина и беспрерывно переливается из одного в другое. Никакая частица не принадлежит никому и ничему постоянно: от звезды переходит она к насекомому, от насекомого, к облаку, от облака – к воде, от воды – к птице с тем, чтобы устремиться дальше, в свое вечное круговращение. Поэтому жителям этой планеты так легко было понимать и насекомое, и ветер, и звезду, и птицу. Они сами были всем этим в определенное время своего существования.
Вик подумал: огромное счастье - быть слитыми с миром - дано этим существам от рождения. У них не было пола в привычном для человека понимании. Они совмещали в себе мужские и женские начала. Появление себе подобных было возможно лишь тогда, когда существо поднималось на достаточно высокий уровень обучения.  Только тогда оно могло создать такую же сущность. И эти «дети» были всегда желанными и любимыми. Потому что родитель должен был передать новорожденному весь накопленный запас знаний.
Поделившись с «ребенком», созданным внутри собственной сущности, всем арсеналом информации, можно было отделять его от себя. Вначале новая сущность была маленькой, запас знаний позволял ей перевоплощения, но у нее не было опыта. Поэтому нужно было начинать с азов. Кто-то выбирал воду.   Медлительные выбирали черные скальные породы, подвижные – песок. Особо одаренные могли сразу стать живыми существами, у них получалось это с первого раза.
Общаться могли телепатически. Но старались в каждом своем превращении пользоваться теми средствами общения, которые позволяла им природа. Прикосновения, жесты, звуки, позы.
Учиться можно было постоянно. Кроме родителя, который и так отдал всю сумму знаний своему потомку, можно было пользоваться информацией учителей. Были и такие, кто мог извлекать знания из  космоса. Но чтобы стать таким учителем, нужно было много и долго идти путем превращений и метаморфоз.
Когда Вик переварил всю полученную от «мозговика» информацию, ему срочно захотелось тут же снова встретиться с Полом. Он мысленно позвал его.
Вик был внутри корабля, и не думал, что это может стать препятствием к их встрече.  Пол ответил не сразу.
- Выйди из своего яйца. Оно мешает мне, - попросил после некоторого молчания Пол.
- Тебя пугает мой корабль?
- Он мне мешает.
Вик вышел из корабля и увидел метрах в ста у ручья в низине плотную высокую фигуру друга. Он выглядел так же, как и в прошлый раз, в той же спортивной кожаной куртке с эмблемой отряда косморазведчиков на рукаве. Землянин подошел к нему.
- Чем тебе мешает мой корабль, дружище?
- Всем, из чего вы его сделали. Он здесь чужеродный. В него нельзя воплотиться.
- Зато с ним можно поговорить в далеких космических перелетах.
- А зачем вам космические перелеты?
- Если бы мы не путешествовали на другие планеты, мы не могли бы узнать о них, подружиться с ними.
- Вам плохо на своей Земле? – удивился Пол.
- Хорошо. Очень хорошо. Но нас много, нам не хватает природных ресурсов, чтобы развиваться дальше.
Вик подошел к другу вплотную и протянул руку для пожатия.
Тот  некоторое время смотрел на протянутую руку. Потом протянул свою ладонью вверх.
Вик рассмеялся и хлопнул своей рукой по ладони Пола. Потом пожал ее.
Рука оказалась теплой и плотной, несмотря на свою полупрозрачность. Вик  уже в который раз с сожалением констатировал, что это не его друг, а житель чужого мира.
Он решил прогуляться, приглашая Пола присоединиться к нему. Пол двинулся за ним странными прыжками на двух ногах. Потом, приглядевшись к походке Вика, стал неуверенно переставлять ноги.
Человек, глядя на попытки друга, стал хохотать. Пол остановился и присел на корточки, опираясь руками  на синюю траву.
- Мы этому учимся всего несколько месяцев, по вашим временным меркам – это несколько мгновений.
- Я тоже научусь, но мне все же потребуются эти несколько мгновений, -  улыбнулся  Пол. Он все так же «разговаривал», не раскрывая рта. Но умел уже улыбаться в нужное время.
- Хорошо, давай посидим, если тебе так проще, - согласился Вик, усаживаясь рядом с другом, который стоял на четвереньках.
- Когда кончаются ваши природные ресурсы, вы их забираете у других планет? – возобновил разговор Пол.
- Мы просим, даем взамен то, чего нет на этих планетах, - разведчика несколько насторожил этот вопрос. Получалось так, что земляне  используют богатства других миров, ничего не давая взамен.
- Почему вы допустили перенаселение своей Земли. Вы что, не могли предусмотреть и рассчитать, сколько ваша планета сможет прокормить?
- Не смогли. Не все еще на нашей планете можно предусмотреть и рассчитать.
- Даже с вашими «мозговиками», - ухмыльнулся Пол.
- Они-то все предусматривают и прогнозируют правильно. Сами люди не всегда соблюдают те рекомендации, которые получают от умных машин.
- Почему?
- Наверное, потому, что люди еще не совершенны. Они еще учатся быть людьми.
- И тем не менее производят себе подобных в таких количествах?
- Люди любят детей. Это их основной инстинкт - произвести себе подобных. Продлить жизнь на земле.
- Видимо, твои люди не очень любят их, если вынуждены искать новую колыбель в космосе для своего потомства, - убежденно заключил Пол.
- У нас, людей, кроме любви к своим детям, есть еще неуемное любопытство. Нам обязательно нужно узнавать что-то новое, открывать новые законы, новые миры.
- Это можно делать,  не путешествуя в яйцах по космосу.
- А вы это умеете?
- Не все. Учителя могут. Они потом передают информацию обо всем, что сумели узнать, учат других посещать другие миры. Ты ведь знаешь, что самый быстрый транспорт – это мысль?
- Догадывался. Но мы еще не умеем путешествовать мыслью. Мы умеем фантазировать, придумывать, тоже рассказывать об этом другим. Часто такие фантазии подкрепляются затем развитием науки, технологий. Но реально посещать другие планеты силой мысли и со скоростью мысли мы не умеем.
- Да, этому нужно долго учиться. Всю жизнь, - сказал Пол.
- Мне очень повезло, - добавил он. – Я не учитель, еще не умею путешествовать мысленно. Но, благодаря тебе, я теперь обладаю уникальными знаниями о твоей Земле. Ваша галактика находится очень далеко от нашей. Она еще не обследована нашими мудрецами, поэтому они ничего не знают  о вашей звезде, о планетах. Я спрашивал у учителей. Они не встречались с твоими землянами.
- Ты разрешишь мне взять у тебя информацию о твоей Земле, о звезде, о существах, которые населяют твой мир. О соседних планетах, если они есть, - спросил мысленно Пол.  - Я не прошу показывать те миры, на которых ты побывал. Это собственность самих миров. А свою Землю покажешь? – Пол  явно волновался.
- Не могу тебе обещать. Мне бы нужно связаться с управлением космоотряда. Но я залетел слишком далеко. Связи прямой нет. Мне придется два земных месяца добираться до своей галактики. Только там я смогу спросить, можно ли отдать вам ту информацию, которая хранится у меня в голове. Если ты узнаешь все, что я знаю, это может навредить моей планете. Я ведь не знаю ваших истинных намерений, - честно ответил Вик.
- Мы не путешествуем в яйцах, у нас нет ничего, что могло бы вам навредить. Я могу показать тебе мой мир, открыто впустив тебя в свой мозг. У нас нет тайн.
- Что-то, основы нашего мира,  мироустройства, нашей жизни, нашего уклада, отношений полов я смогу тебе передать. Меня уполномочили только на определенный объем сведений. Все, что касается последних технических достижений в космической области и технологий производства некоторых материалов… Я не смогу. Извини.
- Все это нам и не нужно. Просто покажи мне то, что можно. Наши учителя потом сами побывают на твоей Земле. И смогут рассказать о вашем мире столько, сколько нам нужно.
- Тогда, думаю, мы договоримся. Я готов познакомить тебя с Землей, Солнечной системой и Млечным путем. «Мозговик» показал мне, как далеко я забрался. Меня втянула черная дыра. Задание было совсем другим и находилось в другой части вселенной. Если можно представлять ее в каких-то частях!
- Вселенную можно представлять по-всякому. Хоть в виде атома с его микромиром, хоть в виде бесконечности с ее непостижимостью, - загадочно произнес Пол.  - Тебе скоро придется отправиться в свою колыбель. Тебе нельзя долго оставаться у нас.
-  Мне угрожает опасность?
- Тебе – нет. Твоему яйцу – да.
- Вы его уничтожите? – не поверил разведчик. За последние два дня он полностью уверовал в миролюбие обитателей, и никак не мог себе представить их агрессивными.
- Мы не уничтожим.
- Что же его уничтожит?
- Наш мир. Он не принимает ничего чужеродного, мертвого, во что нельзя воплотиться. Ты появился, ты – живой. Все остальное, что прибыло с тобой – мертвый, неживой мир. Он не может существовать на нашей планете. Все неживое в конце концов исчезает, распадаясь на те атомы, которые впоследствии смогут пригодиться для создания чего-то живого. Камня, океана, морских  жителей, нас самих.
- Что же станет с моим кораблем?
- Он просто распадется на атомы, не сразу, постепенно. Но неизбежно. У тебя еще есть время вернуться. Но если ты задержишься у нас, то распад может произойти в открытом космосе. А это грозит тебе неприятностями. Я должен был тебя предупредить, Вик. Мне хотелось бы, чтобы ты вернулся на Землю. Хоть я был бы не против, если бы ты остался.
- И сколько времени у меня осталось?
- Два часа, по нашему времени.
- Значит, мы видимся в последний раз?
- Я теперь буду частью твоего мира, ты останешься частью нашего. Когда я научусь путешествовать между звезд, я смогу посетить твою Землю. Теперь-то я знаю  ее точный адрес.
- Боюсь, что ты не застанешь меня на Земле.
- Ты собираешься жить в другом месте? - спросил Пол.
- Нет, просто я могу не дожить до этого времени, - с грустью «произнес» Вик. – Мы живем не так долго, как вы в своих воплощениях.
- Мы тоже не живем вечно. В своих воплощениях мы можем провести столько времени, сколько хотим сами. Когда наша сущность переполнена информацией или научилась всему, на что мы способны, мы отправляемся в информационный накопитель. И там можем существовать практически бесконечно. Вик, ты просто еще не научился жить вне своего материального тела. Ты – в самом начале. Поэтому я не прощаюсь.
- Бери дозволенное, - разрешил Вик и впустил жителя четырех лун в святая святых – свой разум.
Обмен произошел мгновенно. Вик даже не заметил, как это свершилось. Только теперь он знал о новом мире все, ну, почти все. Потому что понимал: для того, чтобы знать больше, ему придется многому учиться.
Он «увидел» как выглядит Пол в настоящем своем обличье. Сейчас он  был большим животным, очень большим. И жил его друг Пол в серо-стальном океане, то погружаясь на самую глубину, то поднимаясь. Он не был похож на земного кита, скорее – на гигантского полупрозрачного жука, со щупальцами вместо плавников и телескопическими глазами-антеннами.   Вид его был необычен, но очень симпатичен Вику.
- Зато ты увидел меня в моем настоящем виде, - Вик никак не мог сказать Полу «прощай».
Пол скачущей походкой подошел к Вику и протянул ему руку ладонью вверх. Разведчик, как и в первый раз, хлопнул в ответ по раскрытой ладони своей растопыренной пятерней.
Они улыбнулись друг другу в последний раз.
- В последний ли? – с сомнением подумал землянин.
Он решил для себя, что обязательно вернется в этот прекрасный мир, где его обитатели питаются не друг другом, а энергией своего солнца или той, что разлита в окружающем пространстве.
Возле корабля сидел «мышекот». Он пристально смотрел на приближающегося человека. Этот зверь тоже был симпатичен Вику. Он даже считал его давним своим знакомцем, потому как первым из живых существ увидел его здесь.
- До скорой встречи, приятель, - вслух сказал Вик и улыбнулся.
- Это вряд ли, - услышал он в ответ.

*         *          *
Разведчик Вик отличался трезвым умом и выдержкой. Поэтому принял решение как можно скорей вернуться на Землю. Он не очень представлял себе, как может распасться на атомы его корабль, но допускал такую вероятность.
«Мозговик» послушно проложил новый курс, рассчитал время и доложил Вику, что обратный путь займет около четырех земных месяцев. Посоветовал поспать. И разведчик подчинился.  «Мозговик» плохого не посоветует.
На Земле его так рано не ждали. Но, выслушав и просмотрев отчет, руководство космоотрядом решило передать всю информацию ученым. Пусть они разбираются с Новой Землей, так они уже успели окрестить открытую Виком планету.
Новая Земля произвела сенсацию. Люди никогда еще не встречали такой благоприятной для их существования планеты. Пока ученые и их «мозговики» раскладывали все по своим научным полочкам, Вик уехал на далекие острова, затерянные в океане. Он давно мечтал пожить на берегу, ощущая на губах горько-соленый вкус океана, чувствуя под ногами родную планету. И вот наконец-то он заработал длительный отпуск.
Он с Майей сидел на белом песке в тени пальм и увлеченно рассказывал о встрече с «Полом».
- Вик, почему Пол? – ревниво спросила девушка.
- Ты не знаешь, почему?
- Разве тебе приятнее было общаться с ним, а не со мной?
- Мне было удобнее и полезнее видеть Пола, а не тебя.
- Но ты же все равно вспоминал меня? – девушке очень хотелось занимать в сердце, душе и жизни Вика как можно больше места.
- Если бы я все время думал о тебе, я вообще бы не улетал с Земли, - засмеялся Вик.
- Это было бы здорово, - задумчиво произнесла Майя. – Ты всегда был бы рядом, не было бы этих долгих ожиданий. А самое главное – я перестала бы бояться за тебя.
- Ты боишься, что я когда-нибудь останусь на такой вот красивой планете и найду себе какую-нибудь полупрозрачную подружку? – захохотал Вик.
- Не смешно, - девушка притворно надула губы. – Ты там спишь в корабле, а жизнь здесь не останавливается. Я, конечно, молода, но с твоей профессией… Я так люблю тебя, Вик. Мне хочется все время проводить с тобой, разделять твои восторги и огорчения, ездить с тобой по миру, нянчить наших детей, а потом внуков…   Разве я так много хочу?
- Майя…  Когда я там ходил по синей траве, я мечтал, как мы с тобой будем осваивать новую планету. Но потом понял, что обратной дороги нам не будет. Я ведь вернулся. Вернулся к тебе. Я хочу разделить с тобой всю оставшуюся жизнь. Но не требуй от меня такой большой жертвы. Я не смогу быть никем другим, меня невозможно оторвать от моей профессии.
- Значит, ты снова отправишься на несколько лет в эту черную ненасытную дыру? – в отчаянье прошептала девушка.
- Отправлюсь. Но до этого мы успеем оформить наш брак. Ты ведь выйдешь за меня?
- Да.
- Тогда не станем терять времени и займемся тем, что нам подсказывает наш основной инстинкт, - игриво предложил Вик.
- Разве инстинкту можно противостоять?
Океан был абсолютно равнодушен к страстному шепоту, стонам и крикам влюбленных.  У него было свое занятие – быть океаном.

*         *          *
Чего-то подобного Вик и ожидал. Спустя восемь месяцев после его возвращения, раздался звонок из управления космоотряда. Его срочно вызывали на материк. Голос главного был напряженным.
- Вик, я прошу тебя прибыть как можно быстрее. Воспользуйся экстренным транспортом. Дело серьезное, и оно касается тебя непосредственно.
- Это вылет? - все же спросил разведчик.
- Это важнее, чем вылет, - со странной интонацией произнес главный.
Вику не хотелось уезжать от Майи именно сейчас. Они за это время стали так близки, будто состояли из одного целого. А теперь в этом целом появился и третий. Странным образом он не мешал их целости. Наоборот, он дополнял и делал их еще счастливее.
У них с Майей будет малыш. Или малышка. Они специально не хотели узнавать пола ребенка. Из-за этого ожидание его появления приобретало загадочность и элемент неожиданности.
Но сказать Майе придется.
- Ты улетаешь? – она стояла за его спиной. В глазах была обреченность. Еще минуту назад они сияли как самые яркие звезды. А теперь потемнели и налились тревогой.
- Ну, что ты, родная? – мужчина привлек ее к себе. – Ты же слышала, что это не полет. Скорее всего, это связано с моей последней разведкой.
- Правда? Тогда это не так страшно. Не так долго. Да?
- Наверняка, - Вик старался придать голосу уверенность.
- Тогда собирайся. Мы полетим. И даже не пытайся меня отговорить. Беременность – не болезнь. А расставаться с тобой даже на неделю, на день, на миг я не хочу. И не могу.
Вик беспомощно развел руками.  Что там произошло, пока непонятно. Ничего не случится, если они полетят вместе. Втроем. А дальше – он будет решать по ситуации.

*         *          *
 Всё началось с космопорта.  Вернее, с корабля, на котором Вик совершал свою последнюю разведку.  Странным образом этот умный и надежный космический челнок прямо на глазах людей, работающих там, стал превращаться  в ничто. Сначала суперпрочный сплав засветился неярким голубоватым светом, а потом стал словно истончаться, теряя при этом четкие очертания. Сквозь его стенки просвечивало внутреннее устройство, сложные машины и механизмы. Они тоже становились прозрачными и призрачными.
 Объявили тревогу. У корабля собрались все, кто мог помочь остановить разрушение. В космопорту трудились мощнейшие «мозговики». Но люди и машины ничего не смогли сделать.
 Собрали экстренное совещание. Вывод был неутешителен: Вик притащил что-то из космоса, возможно, даже с этой так называемой Новой Земли. Тщательно изучили все материалы, которые привез разведчик. И решили вызвать Вика.
  Вику не нужно было объяснять, что случилось. Чего-то подобного он ожидал.  «Пол» с прекрасной, но, как оказалось, коварной планеты и не скрывал ничего от землянина. Он же прямо предупредил его, что нужно как можно скорее убираться оттуда, если землянин хочет вернуться домой. Значит, уже тогда этот полупрозрачный жук-Пол все знал.
 Почему же Вик не спросил тогда, как остановить этот процесс. И ограничится ли он одним кораблем. Были пока что одни вопросы. Корабль словно растаял в воздухе, оставив на стартовой площадке большую лужу – годовой запас пресной воды.
 Пока ничего больше не исчезло. Пока. Вик не был уверен, что «это» уже не начало пережевывать стартовую площадку. Стали ждать, детально изучая воду, которая осталась на ней. Вода, как вода – никаких изменений. Взяли на пробу часть площадки – никаких сдвигов в структуре. Воздух, растения, техника – все было в полном порядке. Три  недели.
 На двадцать первый день площадка засветилась. Через два дня вместо нее зияла довольно глубокая яма. Кроме земли, камней и воды в ней ничего не наблюдалось.
 У людей еще оставалась надежда, что это все локальное явление. Ну, исчез корабль. Бывает. И площадка под ним. Но остальное-то на ту планету не латало.
 Вик сутками пропадал на космодроме. Он уже рассказал все ученому совету пять раз. Вместе с ним они сотни раз прокрутили запись с предупреждением «Пола». Да он предостерегал человека, что все неприродное, то есть придуманное или изобретенное, сконструированное или синтезированное рано или поздно исчезнет и распадется на атомы. Разведчик поверил жителю планеты четырех лун. Поэтому успел вернуться.
 Но он никак не предполагал, что на родной Земле начнет происходить то же самое, что и там. Значит, он привез в своем корабле что-то, что разрушает теперь все, созданное человеком.
 Дома, где Вик с Майей временно остановились, она всегда встречала его улыбкой. Но, увидев мрачный вид мужа, тоже стала серьезной.
 - Вик, ты можешь мне объяснить, что происходит? Какая-то непонятная возня. Тебя сутками нет. Случилось что-то страшное? Ты привез смертельный вирус или бактерию? Может, целый организм?
 - Я ничего не привез оттуда. Может только… воздух той планеты. Но если бы ты знала, чувствовала, как он чист и прекрасен.
 - И что теперь с этим воздухом? Он убивает людей?
 -Не думаю. Не знаю. Пока он разрушил мой корабль и площадку под ним.
 - Воздух?!
 - Другого объяснения пока никто найти не может.
 - Вик, миленький, скажи, что это не убьет тебя. Нас?
 - Там, где я был, ни одно живое существо не убивает другого. Там нет вражды и войны. Там всё и все существуют в гармонии друг с другом. Они не хотят проникать в другие миры. Им очень хорошо на своей земле. Это нужно увидеть, чтобы понять.
 - Они не летают в космосе?
 - Лучшие из них могут путешествовать силой мысли.
 - Так быстро?
 - Они учатся этому всю жизнь.
 - Вик.
 - Я не верю, что они могут убить живое.
 - Чего же вы ждете там, на космодроме?
 - Мы надеемся, что больше ничего не засветится. На всякий случай все обнесено защитным волновым  куполом. Представляешь, каков его размер.  «Мозговикам» пришлось потрудиться. *         *          *
 Вик надеялся. Через три недели ничего не засветилось. Ученые с надеждой вздохнули. Стали говорить, что феномен, произошедший с кораблем Вика, нужно тщательно и долго изучать, брать новые пробы с места бывшей стартовой площадки, загрузить «мозговиков», пусть ищут разгадку.
Сам разведчик понимал, что все гораздо проще и очевидней. Но не хотел верить своим мыслям. Если допустить, что микроскопическая часть воздуха с чужой планеты способна разрушить его рукотворный мир…  То получается всемирная катастрофа. Он не мог себе этого представить даже в страшном сне.
Ученые умы были уверены, что если и начнет происходить нечто подобное, то уж они своим и искусственным разумом сумеют справиться с этой напастью.
Все стояло на месте. Не светилось. Но у Вика было нехорошее предчувствие. Он решил высказать свои сомнения и опасения на совете ученых мужей.
Конечно, согласились мудрые, они выслушают его. Но что он может сказать, если пока ничего радикального они не придумали сами, не додумались до хоть какого-то решения и их умные изобретения.
- Я был на этой планете, - начал Вик. – Я привез исчерпывающую информацию, как говорится, из первых рук. Я сидел на земле этой планеты, опускался в воды ее океана, дышал ее воздухом. В конце концов, я вступил в контакт с разумными обитателями.
- Мы все это уже знаем, - перебил его Главный, - Вы не все рассказали нам?
- Всё. Но я думаю, что раз процесс начался, он пойдет дальше. И мы все должны быть готовыми к этому.
- Пока это преждевременный вывод. Если мы признаем, что процесс пойдет дальше, в мире начнется паника. Вы представляете, что произойдет, если каждый человек узнает, что в скором времени он лишится всех благ цивилизации и опустится до существования пещерного человека?!
- Согласен, это страшно. Но мы должны быть готовы и к такому развитию событий.
- «Мозговики» предложили человечеству строить землянки, запасаться естественным топливом и шить одежды из натуральных материалов. Есть еще несколько вариантов. Один из них – научиться пользоваться энергией звезды. Но мы этого пока не умеем.
- Мы не умеем, правда, - согласился Вик. – Но пока у нас есть время, мы можем предложить желающим покинуть Землю. И поселиться хотя бы и на Новой Земле. Может, там их научат пользоваться энергией звезд.
- Может. А может, и нет! – вознегодовал Главный. -  И тогда землянам придется или убивать тамошних обитателей, чтобы пропитаться, или умереть от голодной смерти. Думаете, мы не рассматривали этот вариант?
- Тогда они умрут от голодной смерти на Земле! - воскликнул Вик. - Я прошу рассмотреть мое предложение о переселении людей. Мы не знаем, как быстро разрушится все, что мы создали. Есть время в больших кораблях отправить всех, кто захочет покинуть Землю. Но для этого нужно построить очень много космических кораблей. А тех, кто захочет остаться, нужно научить жить в новом мире. Не может быть, чтобы люди захотели навсегда покинуть Землю.
- Мы сейчас просто теряем время, - нетерпеливо перебил разведчика один из ученых. – Вы ничего нового нам не предложили.
- Мы теряем время, ожидая, случится или не случится что-нибудь еще, - с огорчением констатировал разведчик.
В большом зале повисло молчание. Вик понял, что выглядит нелепо и смешно в глазах этих ученых мужей. Он кивнул головой и, не оглядываясь, пошел к выходу.
- Какого черта его понесло на эту планету!? – тихо, но отчетливо прозвучало ему вслед.

Продолжение

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!