F

Ольга Костина. Ласковый пришелец .

Ольга Костина

Китченер




Ласковый пришелец 

В мозг ввинчивался звук, он не давал провалиться в мягкое беспамятство анабиоза. Звук был назойливым и неотвязным, как осенняя муха.
─ Странно, что я подумал об осенней мухе. Я и мух видел всего несколько раз в жизни, ─ вяло шевельнулась мысль. – Что же это так настойчиво меня будит? ─ И он резко проснулся.
Капсула была открыта. Выла аварийная сирена. Это она так впивалась в его мозг. Конечно, ее и спроектировали затем, чтобы она и мертвого разбудила, ─ подумал Вик и резво встал.
На мониторах творилось что-то непонятное. Все они показывали, что корабль находится не в заданном полетом режиме. Вик быстро оценил ситуацию. По каким-то причинам его разведывательный корабль значительно отклонился от заданного курса. Звездная карта показывала Вику незнакомые созвездия и скопления звезд.
─ Хорошо еще, что из своей галактики не вылетел. И в «черную» дыру не провалился. А, может, провалился? Что-то это все мне не нравится, ─ подытожил разведчик. – Придется самостоятельно куда-нибудь выруливать. Ну, что ж, не впервой, на то я и разведчик. – И у Вика сразу поднялось настроение.
Возвращаться с того курса, которым он теперь шел, Вик не стал. Решил разведать ближайшие звезды и планеты, если они имеются. И он твердой рукой направил свой разведчик вперед, слегка отклонив его к ближайшей звездной системе.

* * *
Вик любил свою работу. Он с детства мечтал о межзвездных путешествиях и готовил себя к этому с юных лет. Стать патрульным разведчиком, открывать новые миры и познавать, познавать, познавать… Это было его призванием, его сущностью и доставляло огромное удовольствие.
Да, он стал простым патрульным разведчиком, каких много не только на его родной планете. Ничего особенного. Получив координаты звездной системы, которая предположительно имеет планеты с разумной жизнью, он отправлялся на разведку. Не часто, но бывало, ему везло, и он возвращался с полным набором необходимых сведений. Если уж совсем везет, то ему разрешалось вступить в контакт с аборигенами, пользуясь апробированным межпланетным языком жестов и звуков. Да еще картами звездных путей.
После его возвращения, ученые оперативно разбирались с его «добычей» и организовывали большую экспедицию на разведанную планету. Земляне только выигрывали от таких контактов, да и инопланетяне почти всегда принимали предложения таких экспедиций. Такие контакты были взаимовыгодны и обогащали обе цивилизации.
В космосе невозможно вести летоисчисление. Но на Земле шел 2312 год. Вик знал, что эта дата тоже условна. Люди на земле появились так давно, что даже самые умные умники и самые точные «мозговики» не могли установить это с точностью до сотен тысяч лет.
Знания, полученные им за всю жизнь, уместились в очень маленьком объеме. И это была его голова. Впрочем, как и у всех его предков. Пока ничего лучше не смогли придумать опять же самые умные умники и самые точные «мозговики». А могли они очень многое. Мгновенно решать многоуровневые задачи, прокладывать космические маршруты, расшифровывать инопланетные языки, прогнозировать ситуации, поддерживать межгалактическую связь. Они умели приготовить еду из несъедобных компонентов и изготовить одежду и обувь практически из воздуха, то есть из газа. Они умели поддерживать жизнь в космических путешествиях и заменять любой поврежденный орган. Они умели практически все. Но еще не научились рисковать, любить и радоваться, скорбеть и впадать в уныние.
Когда появились новые виды энергии, и люди научились ими управлять, возникла возможность за короткое время совершать дальние космические вылазки. Сначала обследовали свою систему. Потом разведали ближайшие созвездия. Из накопленного материала «мозговики» сумели вычислить возможные обитаемые планеты в той или иной звездной системе.
Оказалось, что человечество – только маленькая часть разумного и огромного космоса. Нужно было искать формы общения с иным разумом. Тут, как нигде, пригодились эти самые «мозговики». Искусственный интеллект предложил множество вариантов обмена информацией: от речевого до языка жестов и телепатической связи. Человечество научилось использовать ту часть своего мозга, которая раньше оставалась как бы бесполезной. Люди смогли слышать друг друга, настроившись на волну того, с кем хотели поговорить. Сначала нужно было долго и упорно учиться. Это было похоже на то, как дети учатся ходить и говорить. Зато потом все получалось легко, и люди даже перестали замечать в себе эти способности.

* * *

То, что случилось сегодня, нисколько не испугало Вика. Это была обычная внештатная ситуация, когда решение нужно было принимать самому. Конечно, полагаясь на данные «мозговика».
Прибор показывал, что корабль Вика входит в неразведанную область. И здесь есть звездная система с несколькими планетами. Вот туда Вик и направился.
Пока умный корабль менял курс, Вик привел себя в порядок, посетив отсек, где можно было принять душ. Заменив комбинезон на новый, Вик почувствовал себя так, словно только что сел в корабль на Земле. Он знал, что вода имеет много свойств, теперь к ним прибавились и новые. Как в древних сказках, вода теперь могла стать и «живой», и «мертвой». Конечно, так ее называли не специалисты, а простые люди, вроде Вика. Хотя он точно знал, что нужно сделать с водой, чтобы получить такую, какая необходима в данный момент.
Перед анабиозом, нужно было погрузиться в жидкость с «мертвыми» качествами. Тогда сон проходил так легко, будто ты спал в сосновом лесу на берегу моря. А после пробуждения хорошо было встать под жесткий душ с «живой» водой. Тогда упругие и покалываюшие струйки словно вливали в каждую клеточку тела живую энергию.
Вик снова вернулся к экранам. На первый взгляд, ничего не изменилось. Но Вик точно знал, что сейчас он уже мчится к новой звездной системе. И «мозговик» отрапортовал, что вокруг звезды есть пять планет.
Разведчику встречались разные звездные системы: спиральные, линзовидные, эллиптические. Чаще всего – неправильные, похожие на разорванные комки ваты, с рваной структурой. Планетные системы были не у всех звезд, в пятидесяти процентах это были скопления звездной пыли. Многопланетные системы, где вокруг звезды вращались две или три планеты, пригодные для жизни землян, встречались крайне редко. Иногда это были обитаемые планеты, с причудливыми формами жизни.
На этот раз приборы показали одну единственную обитаемую планету. Все данные о ней говорили о том, что жизнь там присутствует. Вику нужно было тщательно изучить их. И он немедленно принялся за это. Результаты его не удивили. Таких солнц во вселенной несчетное множество. И планетных систем тоже. У каждой шестой звезды есть планета примерно земного размера. И находится она, как правило, на достаточно близкой от звезды орбите. Вик знал, что в его родной галактие, названной в далекие времена Млечным Путем, примерно 17 миллиардов таких планет. Но, чтобы на такой планете могла развиваться жизнь, она должна лежать в «зоне обитаемости», где ни жарко, ни холодно. Обычно такие планеты вращаются вокруг «красных карликов». И вот таких планет уже не так много – всего 95. Из них чуть больше половины меньше Нептуна по размерам.
Все же сначала Вик решил облететь все планеты. Он любил точность. И хоть полагался полностью на корабль с его универсальным мозгом, однако предпочитал все «потрогать своими руками».
Четыре планеты были интересны сами по себе, но не предполагали живой жизни: растений, животных и разумных существ. Одна была полностью покрыта льдом. На другой бушевал океан из серной кислоты. Но у обеих была атмосфера. На следующей атмосфера отсутствовала. Планета была маленькой и вращалась очень быстро. Потом была она – та, на которую указал «мозговик».
Планета выглядела прекрасно для глаз человека. Сияющий голубизной шар парил в пространстве так величественно и спокойно, что хотелось смотреть и смотреть на него. Она была так похожа на Землю, что Вик даже зажмурился. Но потом понял, что это совсем другая планета. Она была значительно больше Земли. Раза в полтора, точнее показывали приборы – 1,6 Земной массы. Она была даже прекрасней Земли, мерцая в черноте космоса матовым аквамариновым светом.
Вик уже знал, что ни за что не улетит отсюда, не узнав, что же там – за мерцающей и сияющей голубизной ее атмосферы. Но он был разведчиком, и никогда не терял головы. Нужно было облететь эту красавицу несколько раз, узнать о ее атмосфере, наличии воды и материков.

* * *
Он облетел ее не два и не три раза. Проболтавшись на орбите трое земных суток, Вик понял, что его ожидания не оправдались. Ни городов, ни других рукотворных строений ни приборы, ни его глаза не обнаружили. Материк был один, он занимал третью часть поверхности. Все остальное было океаном. Кое-где посреди океана проглядывали небольшие острова.
Зато обрадовал датчик атмосферного газа. Соотношение азота, кислорода и углекислого газа было очень близким к земным нормам. Значит, растительность там тоже есть, ─ подумал Вик. А растительность – это уже живая жизнь. Аксиома. Может, нет еще разумной жизни, но уж всякой другой должно быть в избытке, при таком воздухе и таком количестве воды.
─ Хватит болтаться, ─ сказал он себе. – Пора работать.
Потому как всякая разведка была его работой. Он стал снижаться, предварительно дав команду «мозговику» выбрать наиболее удобный и безопасный участок суши.
─ Пусть не реальные аборигены, а просто живая и пригодная для жизни землян планета. Сам творец предлагает воспользоваться такой роскошной возможностью, ─ подумал разведчик. И решительно приложил пятерню к пульту. Для корабля это был сигнал припланетиться.
Он уже видел с орбиты и из атмосферы поверхность. Горы и реки, пустыню и океан. Густые заросли каких-то незнакомых растений. В одних местах они отливали бордовым цветом, в других – синью. Но и на Земле немало растений с такими оттенками. Здесь же были огромные массивы зарослей. И с высоты казалось, что почва расцвечена размытыми цветными пятнами.
Вик не стал рисковать и надел оболочку для выхода в новый мир. На первый взгляд все было спокойно. Голубоватая трава ласково обняла его ноги. Он не почувствовал кожей, но был уверен, что она мягкая и шелковистая. «Мозговик» выбрал небольшую площадку на склоне какой-то горной системы. Вик назвал бы это место альпийским лугом. Но там, на земном лугу, было обилие красок. Здесь же глаз скользил по матово-голубой траве. Иногда казалось, что Вик идет по мелкой воде.
Сначала нужно было обследовать место, куда сел его корабль. И разведчик не спеша двинулся по пологому склону вниз, к синеющему темному массиву больших растений.
Они оказались не такими уж высокими – одни были пятиметровыми, другие – метров десять. Самые большие и высокие стояли на полянах особняком, но и они были не выше пятнадцати метров.
─ Такое впечатление, что они не борются за место под солнцем, ─ констатировал разведчик.
Деревья стояли в полном беспорядке, но ни одно не мешало другому расти, не заслоняло его своими ветвями и листьями. Листья при близком рассмотрении оказались зелеными, но со странным синеватым отливом. В густых кронах что-то шевелилось, щелкало, скрипело и улюлюкало.
Вик нагнулся и развел руками густую траву. Почвы видно не было. Слой травы был таким плотным и ровным, что не давал ни малейшего шанса прогалинам.
Справа что-то прошуршало. На Вика уставился матово-желтый глаз какого-то зверька. Величиной он был чуть больше кошки, но хвост у него волочился приличный. И шкурка выглядела, как мышиная.
─ Назову тебя «котомышь». Или лучше «мышекот», ─ вслух сказал землянин. Он не забывал периодически включать запись. Чтобы потом в корабле все заново просмотреть и идентифицировать, если удастся, с помощью «мозговика».
Зверек совсем не боялся человека. Он подошел на довольно длинных лапах (четыре, а сколько же еще?) и уселся на свой хвост, свернув его кольцом.
─ Да ты, похоже, мне дружбу предлагаешь, ─ Вик протянул руку и хотел дотронуться до спинки «котомыши». Но вдруг почувствовал, что этого делать не следует. Внутренний голос ему подсказал «Не тронь!».
─ Правильно, зверь. Рано еще нам дружить, ─ человек распрямился и зашагал дальше. А «мышекот» так и остался сидеть в синей траве на своем хвосте, глядя желтым глазом вслед неизвестному двуногому зверю.

* * *
Притяжение было больше земного, Вик ощущал это всем телом. Он знал, что организм очень быстро привыкает как к меньшей, так и к большей нагрузке. Каждый следующий день он начинал с пеших вылазок. Но кроме синих лесов с мелкими зверьками и чернеющих вдали гор ничего нового ему не встретилось.
 У планеты было четыре спутника. Они появлялись на небосклоне в любое время 32-часовых суток. Луны отличались размером и расстоянием до планеты. И только в один определенный час все они выкатывались на темнеющий свод. Вик любовался вечерним сиянием этих лун. Он впервые видел пять небесных тел на небе. На сиреневом куполе – красная звезда и четыре луны матово-белого, голубого, желтого и зеленоватого свечения. Все это было не придуманным, не нарисованным. Этот мир существовал, жил и не осознавал своего величия и великолепия.
Величие и великолепие мог понять и осознать только мыслящий разум. И для того, чтобы попытаться найти его, Вик не должен был сидеть на одном месте. Оставив корабль на синем склоне, разведчик стал совершать более длительные вылазки на космоскутере.
Он умел бесшумно скользить над поверхностью на самых малых высотах и на самых небольших скоростях. Но когда это было необходимо, умел с места развить очень большую скорость. В скутере был и свой «мозговик», который помогал ориентироваться, обрабатывал всю получаемую извне информацию и заботился о безопасности человека.
Теперь у Вика было столько информации, что он не успевал усваивать ее. На это тоже требовалось время. Горы, например, были не такими высокими, как на Земле. Три самые большие были от четырех до пяти тысяч метров над уровнем океана. Горная система ─ одна на материке и располагалась на экваториальной параллели. Океан сгладил береговую линию, но кое-где острые черные камни не поддавались воде, и она с шумом и пеной разбивалась о них.
Океан был из воды (а из чего же еще!) и вдавался в сушу морями и заливами. Был он там таким же соленым, как на Земле-матушке. И цвет у него был одинаковым везде: и в морях, и в заливах ─ серо-стальным. Только реки с высоты полета летающих существ на этой планете были более светлыми и иногда голубыми, желтыми или бирюзовыми лентами прорезали сушу.
Для изучения океана, разведчик погрузился в серо-стальные волны и ничуть не разочаровался. Вода была очень прозрачной, дно просматривалось на большую глубину. И там, на глубине плавали, ползали и скользили причудливые существа. Полурыбы-полузмеи, черепахо-рыбы в прозрачных панцирях, существа, похожие на медуз и осьминогов одновременно. Вик три дня не мог оторваться от созерцания подводного мира. Подсознательно он все время искал отклика на свой вопрос:
─ Ты понимаешь меня? Ты знаешь, кто я и откуда? Ты боишься меня?
Ответом ему была тишина. Или неясные отклики в сознании, которые он ни с чем не мог сравнить и идентифицировать. Обитатели с интересом разглядывали необычного вида капсулу с шевелящимся в ней странным пятиотросточным существом. Подплывали, даже терлись боками о гладкую поверхность космоскутера. Пришелец сильно отличался от всех жителей океана и был им интересен своим необычным видом.
Три недели человек исследовал планету. Три недели он не переставал удивляться обилию жизни на ней. Он не мог понять, почему ему ни разу не встретились разумные существа, способные к общению. Планета была просто роскошной. По всем канонам космической науки здесь обязательно должна быть разумная жизнь. Но сколько Вик не искал – в океане, на суше, в горах – нигде ему не встретилось ни одно рукотворное строение. Везде властвовала дикая природа, не прирученная и не потревоженная сознательным разумом.
Он сдался, хоть и не привык сдаваться. Нужно было признать, что планета живая, красивая и богатая, благорасположенная к человеку. Но не разумная. Что ж, хоть и жаль это сознавать, но придется. Вик знал, что все равно на Земле будут очень хвалить его за такой «подарок» ─ живую планету.
Остановив свой космоскутер, который он почти ласково называл «Сендер», имея в виду старомодного земного почтальона, Вик сел в высокую и мягкую траву и погладил ее рукой. Рука была без защиты, и он ощутил ласковое прикосновение к коже.
─ Мне жаль покидать тебя, мир четырех разноцветных лун, ─ вслух произнес человек. – Я улечу, но сюда вернутся другие, чтобы жить здесь и наслаждаться всеми твоими красотами.
─ Раз уж я улетаю, напоследок подышу твоим воздухом. Надеюсь, что ты настолько же добра, как и красива, и не убьешь меня.
Вик медленно снял шлем. Затаил дыхание, чтобы подольше не вдыхать чужой и незнакомый воздух. Но не мог же он сидеть и синеть от натуги вечно. Нужно было впускать этот мир в себя.
И он вдохнул.

* * *
Ничего не произошло. Чуть защипало в горле. Вик еще боялся вдохнуть полной грудью. Разведчику нельзя так слепо доверяться чужому миру. Но ему так хотелось убедиться, что люди точно смогут здесь жить. Он глубоко вдохнул, впуская чужой воздух в себя. У него немного закружилась голова, чуть сжало виски. А потом все прошло, осталось только чувство какого-то обновления. Что-то изменилось в нем. Он даже для уверенности ощупал себя и посмотрел в отражение шлема.
Все тот же молодой темноволосый мужчина с твердой линией губ и упрямо выдвинутым подбородком смотрел на него. Правда, искаженный выпуклостью, он выглядел немного уродцем. Но в остальном все было на месте. И голова работала четко. Значит, все в порядке.
Нет, не все в порядке. Что-то или кто-то настойчиво стучал в мозг. Не сильно и грубо, а именно настойчиво. И как-то деликатно, что ли. Вик уже понял, что с ним хотят «говорить» ─ общаться телепатически. И он должен разрешить этот контакт, впустив неизвестного визитера в свой мозг.
Однако нельзя расслабляться. Это был чужой мир, и нужно быть начеку. Разведчик не должен вот так с ходу раскрываться перед неизвестным контактером. Значит, нужно впустить гостя только в «переднюю», не очень широко открыв двери своего разума. А там посмотрим.
─ Я готов услышать тебя, кто бы ты ни был, ─ мысленно произнес Вик.
В ответ получил какую-то абракадабру из непонятных символов и образов.
─ Я тебя слышу, но не вижу и не понимаю, ─ он решал не торопить собеседника, чтобы тот мог настроиться на индивидуальную волну разведчика.
─ Ты живое существо, раз можешь стучаться ко мне в мозг, ─ уже настаивал Вик. – Раз уж ты решился, давай, показывайся.
─ Я не знаю, в каком виде тебе показаться, ─ вдруг отчетливо «сказали» Вику.
Как он ни готовил себя к встрече, но подпрыгнул от неожиданности. Это случалось с ним всегда при первом контакте. Однако Вик очень любил эти моменты первого контакта, даже когда он бывал недружелюбным. От разведчика зависело, каким он станет в будущем. Острое чувство неизвестности, опасности и жуткого интереса выбрасывало в кровь столько адреналина, что сердце Вика всегда учащенно билось.
Вот и сейчас оно билось радостно и тревожно.
─ Ты зря волнуешься. Я не страшный и больно тебе не сделаю. Просто не знаю, каким тебе показаться, ─ тут же отреагировал «голос».
─ Мне неважно, какой ты, если можешь, покажись тем, кто ты есть на самом деле.
В голове у Вика замелькали образы: синяя трава, деревья, «мышекот» с желтым глазом, черные горы на горизонте, прозрачные черепахи из океана… В мозгу будто прокручивали с бешеной скоростью съемку всего, что за это время увидел Вик в этом мире.
─ Что из всего ты предпочитаешь?
Вик и понимал, и не понимал, что имеет в виду «голос». Для себя он пока никак не мог назвать это существо. И все же решился:
─ А в образе человека, такого же существа, как я, можно?
─ Конечно.
─ Тогда давай.
И перед Виком на синей траве появился такой же Вик, только весь полупрозрачный. Он немного светился матовым золотистым светом. Но через его «плоть» разведчик мог увидеть близкие деревья и черные горы.
Но видеть свою точную копию, похожую на привидение, и разговаривать с ней, будто с самим собой, показалось Вику абсурдным. Было похоже на галлюцинацию. И он попросил:
─ В образе человека, но не меня.
─ Тогда представь себе того, с кем бы ты хотел увидеться.
Вик, не раздумывая, представил себе Майю, и тут же увидел ее рядом, сидящей на траве. Она смотрела на него тем же взглядом, которым провожала его в последнюю экспедицию. Это было невыносимо.
─ Нет, только не Майя.
─ ???
Вик немного подумал и представил себе своего лучшего друга по отряду разведчиков – Пола. Майя растворилась в воздухе, и вместо нее рядом материализовался полупрозрачный Пол. Вик тут же расплылся в улыбке.
─ Привет, дружище, ─ он незаметно для себя произнес это вслух. И тут же осекся, понимая, что перед ним не Пол, а просто его образ.
Но друг в ответ так же широко улыбнулся, матово блеснули зубы, радость промелькнула в глазах.
─ Так хорошо? – спросил Пол, не раскрывая рта.
─ Сносно, ─ так же молча ответил Вик.
─ ???
─ Очень хорошо, если тебе так больше нравится.
─ Мне нравится любая форма. В этой немного непривычно, но вполне удобно.
─ Как твое имя? Как тебя зовут на твоей планете?
─ Когда мое имя можно произнести, меня зовут по-разному. Вай, или Уго, или Пак, или Чум-Чум. Зависит от того, кем я являюсь в то или иное время.
─ Но кем-то ты был при рождении? ─ Вик решил докопаться до истока, до самого начала его существования.
─ Сущностью. Без формы и без имени. Прежде чем кем-то или чем-то называться, нужно многому учиться. Мы много учимся. Все время. Первый раз меня назвали Ауа – вы это называете водой. Я был не всей водой, а только ее частью. Чтобы стать еще чем-то мне нужно было многому научиться и многое узнать. А как тебя называли, когда ты смог получить имя?
Вик задумался. Действительно, когда он был зачат и был просто клеткой, его ведь никак не звали. Пока он развивался, проходя многочисленные стадии от головастика, до цыпленка, потом до поросенка, его тоже никак не звали. Потом он родился и вскоре получил имя.
─ Когда я научился быть человеком, то есть тем, кто я есть сейчас, меня назвали Виком. Я до сих пор так называюсь.
─ И ни разу больше не был никем?
─ Нет, ни разу. Мне нравится быть человеком, и я больше никем бы не хотел быть, ─ уверенно произнес разведчик.
─ И тебе не хочется изменений?
─ Когда я хочу изменений, я меняю что-то в своей жизни. Работу, например.
─ Работа – это учеба?
─ Можно и так считать, ─ согласился человек.
─ Значит, у тебя еще все впереди, ─ безапелляционно «произнес» Пол и снова широко улыбнулся.
─ Знаешь, мне приятно видеть обитателя этой планеты в образе моего друга. Будто я не один здесь.
─ Ты и так не один. Нас вокруг тебя очень много. Жаль, что ты не видишь этого и не понимаешь.
─ Я буду называть тебя Пол, ты не против?
─ Называй. А если захочешь поговорить именно со мной, только представь себе Пола. Если я буду не занят воплощением, то сразу отвечу тебе. Сейчас я в подвижном воплощении, поэтому могу появиться тебе в каком-то образе. Но если я в неподвижном воплощении, то смогу только общаться с тобой на уровне мыслей.
─ Я сегодня хотел покинуть твою планету, и вот напоследок решил подышать вашим воздухом. Он оказался пригодным для меня.
─ Воздух, как и все в мире, это живая жизнь. Ты не просто вдохнул наш воздух, ты впустил в себя жизнь нашего мира.
─ И что теперь со мной будет? ─ на всякий случай спросил Вик.
─ Ничего плохого не будет. Ты теперь часть этого мира. Даже если ты уйдешь на другую планету, в другие миры. Ты никогда больше не будешь прежним, Вик. Потому что ты постоянно учишься. Разве ты не заметил?
─ Я задержусь у вас. Мне теперь очень многое нужно узнать. Но все равно мне придется вернуться к себе домой. Мы называем свой дом Землей. Она очень похожа на твою Землю. Как вы называете свою планету?
─ Домом. Просто «дом», по-вашему. Или – колыбель. Понятий много, суть – одна.
─ Мне нравится твой дом, Пол. Он большой, красивый и добрый. Он же добрый?
─ Он ни добрый, ни злой. Он такой, какой есть.
─ Мне пора в корабль. Необходимо обработать всю информацию на специальном приборе. Мы называем его «мозговик».
─ А разве твой мозг сам с этим не справится?
─ Это займет очень много времени. Может, ваши сутки или двое.
─ Разве это много?
─ Для человека быстрее с «мозговиком».
─ Тогда перемещайся к своему прибору. Выходи на связь, Вик.
Пол исчез. Вик вслед ему подумал – еще бы я не вышел на связь! Такая планета! Такие обитатели! И уже без шлема пружинящей походкой направился к «Сендеру».

Продолжение

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!