F

Лина Богданова

Новогодний полёт 





Новогодние планы Орловых рассыпались серебристыми градинами-снежинками по ступенькам небесной лестницы. Накануне католического Рождества.
– В кои-то веки в Египет собрались, – всхлипывала по вечерам мама Тоня, – и облом вышел. Ну почему нам так не везёт? А ещё Год парящего орла называется! Самое время парить! Лёш…
– Ну что Лёш? – разводил руками глава семьи. – Командировка важная. Мы ввод этой турбины три года ждали. Статью главный мне обещал. Что ж теперь, отказываться? Да и три дня всего. Давай позже полетим, путёвку ведь и заменить недолго.
– Ага! А сроки моего отпуска – раз в семь лет с твоим совпавшего кто перенесёт? У нас строгий график. Шаг вправо, шаг влево…
– … высшая мера! Кароч, не летят никуда орлы, как я понимаю? – вмешался в диалог родителей Лёшка-младший. – И заметьте, о сроках моих каникул никто не упомянул. Вива-ла-вива! Хоть однажды ребёнка никто не обвиняет! А могли бы. Если что, я даже готов в министерство прошение подать. Дескать, отпустите девятиклассника с сородичами в дальние страны.
– Тебе хохма, а мы с матерью сто лет об этом полёте мечтали.
– И ещё сто лет промечтаете. Ладно, шучу. Всё куда проще: я оканчиваю школу, становлюсь взрослым. Уже легче – можете вдвоём лететь. А самый беспроигрышный вариант: дождитесь пенсии. Вот уж где ни одна собака не посмеет в ваши планы вмешаться.
– Собака… Ты забыл о внуках.
– Понеслось…
В общем, каждый предновогодний вечер теперь проходил по одному сценарию. Правда, исполнители главных ролей могли себе позволить некоторые отклонения. Но лишь в тексте. Всё остальное – и жанр, и настроения героев и главная мысль – оставались непоколебимо пессимистичными.
Что понятно: никто не расстаётся с заветной мечтой легко. Особенно, если она почти сбылась. И особенно, если была общей.
Словом, Новый год грозил оказаться самым безрадостным в череде эпизодов вполне благополучной семейной жизни Орловых.

Ни дедушек, ни бабушек у них не имелось. Банальная причина – мама Тоня и папа Лёша выросли в детском доме. Выросли погодками. И однофамильцами. Банальная история – детский дом носил имя первого директора Олега Орлова. Оттого и давали имя этого славного человека всем воспитанникам, не имеющим родителей.
 Так и росли орловцы вместе. Братьями и сёстрами по данному имени. Объединяли детдомовцев традиции и мечты. Все, от мала до велика, мечтали обзавестись семьями. Построить дома. Вырастить сады. И полетать. Ведь все орлы летают, чем же они хуже.
Кому-то посчастливилось связать судьбу с авиацией. Кто-то набрался смелости и записался в местный аэроклуб. А Лёша с Тоней собирали деньги на затяжной полет над Средиземным морем. И очень хотели вживую полюбоваться египетскими пирамидами.
Полюбовались. Почти.

Вместо двенадцати ослепительно ярких африканских дней и двенадцати упоительно томных африканских же ночей, им предстояло вернуть путёвки в турагентство и перепланировать отпуск. Не самое весёлое занятие.
Тоня выбрала планирование, а мужу оставила на «десерт» турфирму:
– По твоей милости не едем, так что разбирайся.
Лёша-старший спорить не стал. Пообещал совместить командировку с решением проблемы. И совместил. Правда, предновогодний визит в театр не поддержал:
– У меня на праздник возникли другие планы. Хочу всем сюрприз сделать.
– Ты уж не подведи, – вздохнула Тоня, взяв на себя праздничный ужин.

Тридцатого к дому подъехало такси.
– Загружаемся! – скомандовал глава семьи. – Тёплые вещи и вкусности на три дня с собой берём. Плюс наряды новогодние. Плюс купальные принадлежности.
– Интриган! – заволновалась Тоня. Но мужа послушалась.
Покосилась на гору коробок в багажнике. Закатила глаза к небу: ну что придумал на этот раз её великий выдумщик. Но вникать не стала – на то она и интрига, чтобы оставаться в блаженном неведении. До самого финала. Приключения Тоня обожала. Правда, самой в них участвовать приходилось нечасто. Разве что ролью телезрителя или читателя довольствоваться.
Орлов-младший и вовсе не беспокоился: с мамой и папой он на любые авантюры готов. Тем более что выбор теперь казался более чем скромным.

Автомобиль долго петлял по загородным трассам. За окнами мелькали заснеженные поля, уютно зарывшиеся в  сугробы деревеньки, сказочная роскошь зимнего леса.
– Знаешь, а мне нравится, – щекотно мурлыкнула довольной сытой кошечкой в шею мужа Тоня. – В жизни ничего красивее не видела! И почему мы никуда зимой не выезжали?
Лёша-старший хранил загадочное молчание. Но на торжествующем улыбкой лице каждый желающий мог прочесть однозначное: то ли ещё будет.
За поворотом дорога пошла в гору. Сосны съехали в глубокий овраг и подметали колею нижними ветками. Верхние же образовывали над дорогой своеобразный  серебристо-малахитовый тоннель.
– Не иначе, как в резиденцию Снежной королевы едем! – хмыкнул, скрывая восхищение юный циник. Оно и понятно: из дед-морозовского возраста ребёнок уже вырос.
Мама Тоня снова закатила глаза в небо. Правда, взгляд саркастично пробуравил лишь потолок минивэна. А улыбка папы Лёши сделалась ещё шире и ещё загадочнее.
Таксист внёс в повисшее в салоне молчание свои коррективы, демонстративно  хмыкнув и переключив скорость. Машина рыкнула, выехала на большую поляну, сделала крутой поворот и остановилась.
– И всё-таки, Дед Мороз! – разочарованно потянул Лёшка-младший, выкатываясь из такси. – Никакого понимания остроты момента у тебя, папаня. Сын взрослый почти, а тут…
 Действительно, открывшийся взглядам приезжих высокий деревянный терем на резиденцию королевы не тянул. Зато очень смахивал на усадьбу всем известного зимнего кудесника.
– Ой, Лёшки приехали! – вдруг пискнуло откуда-то сверху.
И понеслось по верхушкам старых  сосен звонкими колокольчиками:
– Лёшки приехали…
– Приехали…
– … ехали…
– Урааааа!
Отовсюду разнёсся топот. Визг. Стук. Грохот. Сопровождающиеся всё теми же колокольчиками. Лёшка-младший в недоумении замер у крыльца. А на него высыпались из терема десятки, а может, даже сотни пёстрых крохотных комочков, комков и комочечков.
– Гномы что ли… – оторопел почти взрослый ребёнок.
И был подхвачен дюжиной горячих ладошек. И потянут в недра пышущего теплом дома. И дальше. И ещё…
– Лёш… – только и выдохнула Тоня, понимая масштабность и значимость мужниного сюрприза.
– Ну, – смутился тот, не выдержав испытания невозмутимостью и загадочностью, – деньги-то нам вернули. Вот и… Ты же понимаешь, Тонь, главное: в такой праздник надо постараться всех сделать счастливыми. Это покруче любого Египта будет!
– Покруче… – бормотала Тоня, поднимаясь на крыльцо. И понимая, что на этом Лёшкины сюрпризы не кончились. Сильный и мудрый орёл не мог остановиться на обычном детдомовском корпоративе. Приключения только начинались. И начинались весьма приятно.
А потом была встреча. И заваленный вкусностями огромный стол. И русская парная с открытым бассейном.
И две дюжины подарков под стоявшей в глубине леса ёлкой. И заполнение зерном и сеном кормушек. И фотосессия в самых невероятных местах. И весёлые снежные потасовки под бой курантов. И любимые ночные истории. И предутренний поход к вершине.  И дикие вопли больших и маленьких орлят, осознавших близость мечты. И три расписных воздушных шара, несущих ребятню и взрослых в чудесный январский рассвет.
Полёт длился чуть более часа. Но впечатлений от него хватило каждому. На всю жизнь.
Великое орловское братство оценило и укрепило традицию.
Теперь каждый год в канун Нового года взрослые орлята устраивали  для младших собратьев новое волшебное приключение. И радовались не меньше них. Ведь человеку для счастья нужно немного: пара дюжин счастливцев вокруг. И созданная своими руками СКАЗКА.

17.12.2018



ДИРЕКТОР  ПАНИКИ


- Срочно, в самый ближайший выходной, чтобы приехала ко мне на дачу! Лесной воздух прочистит твои мозги. Вернее, невозможно прочистить то, чего нет. Может, лесным ветром задует  немножко ума в голову.
- Какой ветер? Какая дача?  Когда я  возвращаюсь  с работы домой, то меня ждут четыре стены. Утром ухожу, а меня провожают тоже четыре стены. Я бы их разбила, пусть даже, своей головой. Тебе, Верка, этого не понять.  Да я как в гробу!
- Эля, из гроба нет выхода, а у тебя их куча.
- Кучу делает собака на утренней прогулке. Годы-то не идут, а бегут, сломя голову, если , конечно, голова у них есть.
- Голова есть у тебя для того, чтобы ею думать.  Думать, а не тревожиться понапрасну по всякой ерунде. Ты же просто директор паники! Нет, президент  мнительности и тревожности. И именно ты, а не годы летишь сломя голову.  Только куда? Срочно приезжай. У нас со дня на день ягоды пойдут.
- Да они мне уже надоели. Я каждый год собираю эти ягоды, от которых оскома.  Потом закрою глаза, а в них отражаются черничные кусты.
- Значит, будешь собирать грибы.
- Еще круче. Да я же сыроежку от поганки не отличу.
- Научишься и отличишь. Понимаешь, можно есть абсолютно все грибы, только некоторые из них первый и последний раз в жизни. Но тебе это не грозит. Если будешь вести такой же тревожно-мнительный образ жизни, помрешь в самом соку от своей паники. Все, жду.
     В воскресенье, я не успела опомниться, а ноги сами несли меня на электричку.  Уложив на колени  испеченный вчера пирог, я подумала о том, что хорошо иметь настоящую подругу. Пусть Верка немного грубоватая, резкая, ее ведь жизнь побила больше. А она такая оптимистка! Пусть она не мозги мне прочищает, а подарит немного своего задора. А грибы мне совсем не хочется собирать… Хотя Верина  фазенда находится в  живописнейшем месте, в Ждановичах.
     Я вливаю в себя уже вторую кружку травяного чая. Вера все щебечет. Все пытается доказать, что любовь и счастье не сваливается с неба и не приносится наливным яблочком на блюдечке с голубой каемочкой. Тоже мне, счастливица. Хотя, считает себя таковой.  Да ее дачную фазенду вместе с сотками хоть на ВДНХ выставляй.
- Так, Элька. Мне надо еще в огороде покопаться.  А тебе выдаю   экипировку грибника, нож, корзину и вперед! Будем учиться  отличать сыроежку от поганки.
- Вер, а давай я тебе лучше в огороде помогу.
- Тоже мне огородница… Нет, я к своему родименькому огородику даже мужа и детей не подпускаю. К земле надо сердцем прикипеть, а не наскоками наезжать..
     И вот я  в резиновых сапогах, больших на два размера, в нелепой куртке, платке в стиле « Здравствуй, ужас, я – кошмар», с огромной корзиной  шагаю по лесной тропинке. Для полного счастья не хватает только заблудиться. Или  попасть в лапы маньяку. Буду срезать  все грибы, какие попадутся. Пусть потом Веруня парится, делает ревизию, коль ей работы мало. Но все же хорошо в лесу. Тихо, столько чудных ароматов. Может, расшатанные одиночеством и тревогой нервишки, успокоятся?
     Очнулась я тогда, когда увидела, что сбилась с дороги. Когда успела? Для полного счастья только не  хватало заблудиться. И мобильный оставила. Все! Это конец. Документов с собой нет. Вот здесь меня и закапают. А когда найдут и кто? Да по мне и плакать-то  некому.  От Верка, послушала тебя на свою голову. А если маньяк?
      Я взяла корзину и тупо побрела. Вдруг рядом послышался подозрительный шелест и хруст веток. И я увидела рядом с собой мужчину. Он удивленно посмотрел мне в корзину, а потом перевел такой же взгляд на меня.
- Женщина, да у вас же…
- Не трогайте меня! Я швырнула корзину и кинулась наугад. Все, пришел мой конец.
      Он что-то говорил, но я орала не в себя и бежала вперед.  Вижу пост ГАИ. Мое спасение.
- Помогите! – я заскочила внутрь. Помогите, в лесу маньяк.
- Женщина, гаишники маньяков не ловят.
     В это время  я увидела того, кого считала маньяком.
- Женька, это ты, что ли  маньяк? А с каких это пор?
- Работаю им  по совместительству на полставки. Я хотел сказать этой дуре, что  у нее все грибы ядовитые. Вот твоя корзина. И, честно говоря, я бы с успехом посочувствовал  тому маньяку, который бы попался у нее на пути. Он бы первый умер от разрыва сердца. А ты мировой рекордсмен по панике. Нельзя в каждом попавшемся мужчине видеть маньяка, иначе умрешь старой девой.
- Лучше в каждом маньяке видеть мужчину, - засмеялся толстый гаишник.
     А потом смеялась я. Вдоволь насмеявшись, выпила большую кружку чая и позвонила Вере  с мобильного Жени.  И вскоре мы вновь отправились в лес.  Во-первых, Женя работает в том же ГАИ, то есть, Ждановичском ГАИ, но в тот день он был выходной и отправился в лес  за грибами.  Во-вторых, он – потомственный грибник и с четырех лет  отличает поганку от сыроежки. И я поняла, какое это увлекательное и интересное занятие – изучение и сбор  лесного « вегетарианского мяса», то есть грибов.
     
Женя сказал, что он лишает меня  почетной должности – директора паники в связи с ее упразднением. А я его назвала  «мой любимый маньяк», а по совместительству – гаишник.
      Права все-таки, Верка.  Как хорошо, что она у меня есть.
                                                                                         
Светлана ЧАРНАЯ


Степан и Стёпушка



– На пятом десятке, а ни ребёнка, ни котёнка, – горестно думал Степан, сидя за поминальным столом. Недавно он похоронил маму. Когда опускали её тело в тёплую землю, он остро ощутил одиночество. До этого как-то не так всё было: работал, по вечерам ходил с друзьями в баньку, ездил на природу. Да и с мамой не ругался, исправно отдавал ей ползарплаты, которые она вкладывала в те же продукты для любимого единственного сына, спиртное не жаловал, не ругался. И мама казалась довольной: внимательный сын, это в наше сложное время прекрасно. Только довольна ли она была? Годы идут, сын останется бобылём… Ни ребёнка у него, ни котёнка.
     Придя домой, Стёпа ощутил острый приступ безысходности: казалось, стены квартиры насмехались над ним, считая его неудачником. А тишина так давила на барабанные перепонки, что, казалось, они сейчас лопнут. И только голос разума успокаивал: «Ну-ну, держись, мужик, не ты один такой. Сложно, ох, как сложно найти своего человека по духу и не только на этом меркантильном свете, где люди ищут экономическую выгоду».
– А может, завести котёнка? – подумал Степан. Приду поздно вечером с работы, он будет меня встречать, тереться о ноги, мурчать ночью под бочком. Однако, он будет обдирать обои в его квартире, где пахнет ещё свежим ремонтом – последним подарком маме на день рождения. И метить в углах будет, пока к лотку приучится и кучки накладывать где ни попадя. А ещё шкодить… Нет, нервных затрат гораздо больше чем радости.
     Утром Степан шёл на работу. И увидел большого серого кота, который сидел на мокром от дождя асфальте и мяукал.
– Что дружок, голодный? Ладно, куплю тебе сосиску.
     Однако кот её есть не стал, а начал тереться Стёпе о ноги, приглашая взглядом к подвалу. Время до работы у него оставалось, и он пошёл за ним. И вдруг его обступила настоящая кошачья стая бездомышей разных мастей: чёрных, трёхцветных, серых. Коты и кошки смотрели на него голодными взглядами.
– Э, братцы, одной сосиской я от вас не отделаюсь. Тут целый мясокомбинат нужен. Ну, я побёг на работу, а вечером клятвенно обещаю, что вас покормлю. И вообще возьму над вами шефство.
    На душе у него стало спокойно, словно тяжёлая боль потери отступила.
Вечером Степан зашёл в магазины, набрал сосисок, ливерки, куриных шеек и пошёл к подвалу.
– Степан, Стёпушка, – услышал он женский голос.
– Мужчина выронил купленную кошачью снедь и глухо застонал: Стёпушкой называла его мама до самого последнего земного дня. Он закрыл глаза, а когда открыл их, увидел, что на него смотрит толстенный котяра с широкими серыми полосками. Ни дать, ни взять, настоящий генерал! И смотрит как-то самоуверенно. Степан увидел ан нём блестящий ошейник.
– Стёпушка, – кричал тот же женский глуховатый голос. И он на него пошёл. А кот как сидел, так и с места не сдвинулся.
– Стёпушка, – надрывалась сухонькая старушка.
– Я здесь, – сказал он, подойдя к ней.
– Я вас не звала, – сказала она. У меня кот Стёпушка. Выгуливала его, он увидел кошачью стаю и сорвался с поводка. Есть у него такая привычка: убежит куда-то, спрячется и сидит, ждёт, пока найду.
– Уж не этот ли? – Стёпа показал на величавый кошачий силуэт.
– Конечно, он. Стёпушка, иду к тебе, а вам спасибо.
    Они вместе направились к кошаку.
– Вас тоже Степаном величать? – спросила старушка, застёгивая поводок на своём толстяке.
– Да. И мама называла меня Стёпушкой, – вздохнул мужчина. И вдруг он ей рассказал обо всём: о том, что маму совсем недавно схоронил, о своём одиночестве…
– Мы ведь тоже вдвоём со Стёпушкой, сказала старушка, которую звали Вера. Знаете что, а пойдёмте к нам на чай. Вы же мне помогли, нашли этого неслуха.
      И вдруг со всех сторон послышалось оглушительное «мяу». Это бездомыши, увидев столько вываленной вкуснятины, пировали от души.
      Стёпа и баба Вера подружились, тем более, что она ему так напоминала ему маму. Он привёл в порядок её старенькую однушку, прибив, прикрепив всё, что было необходимо. Только Стёпушка сперва не жаловал своего человеческого тёзку: частенько лужицы в ботинках оставлял. Но потом всё же признал и в знак примирения начал тереться о его ноги, тем более, что Степан приходил в гости с какой-нибудь вкусняшкой. Кормил он и бездомышей в подвале, и чем больше он кормил, тем чаще задумывался о том, чтобы взять себе котейку. Сначала одного, а там видно будет.
                                                                                            Светлана ЧАРНАЯ



Целитель по кличке Нарни


     В то воскресенье Андрей хотел пойти в бар. Не напиться до чёртиков, а просто расслабиться – столько всего накопилось за неделю. Ушла девушка, бросив, словно пощёчину: «думала, что ты настоящий, а ты…».  Многие женщины думают, что жить с бизнесменом легко – деньги сами плывут в руки. А тут каждый день как выживание. Налоги растут, как и аренда. А прибыль не успевает.
Итак, Андрей пошёл на расслабуху. И что-то вдруг потянуло его к аудюхе, какая-то сила. Он же знал, что сегодня его иномарочка отдохнёт. Но он всё же подошёл, как вдруг почувствовал, что сзади его крепко обхватили  за ногу. Андрей увидел кота рыжей масти. Тот обхватил лапами ногу, словно сказал: «никуда тебя не пущу, ни в какой бар. Нечего тебе там делать». Пару минут они смотрели друг на друга. Кот не собирался ослаблять хватку.
– Э, попал я, – подумал Андрей. Как ты оказался здесь, Нарни? Андрей засмеялся… Кличка пришла сама собой. Он недавно смотрел фильм «Хроники Нарнии». Может, этот кот чем-то напоминал одного из героев фильма – льва с такой кличкой.
И вместо бара Андрей пошёл домой вместе с Нарни. Там он кота выкупал, удивившись, какое полчище блох было в нём, потом накормил и, уже сонным, положил на кресло, прикрыв пледом. Потом Андрей задремал сам.
И вдруг он слышит голос кота: «Пять километров, пять километров». Причём Нарни говорил внятным человеческим басом.
Андрей  в ужасе проснулся. Первое, что он почувствовал – это лапу кота на своём лбу. Нарни  крепко спал на подушке Андрея.
А утром Андрей проснулся совсем больным. Ломило кости, болела голова, температура на градуснике была почти 39,5.  Он с трудом пошёл на кухню и покормил Нарни. Самому совсем не хотелось есть. Андрей открыл банку чёрной смородины в сахаре, разболтал её с кипятком, влил в себя. Аспирина дома не было  Выпив почти пол-литра полезного чая, он снова бухнулся в постель. Нарни снова лёг на подушку и положил лапу ему на лоб, добавив громкое урчание. И снова он услышал голо кота: «пять километров».
– Да какие пять километров? Где, куда? – хотел крикнуть Андрей, но только закашлялся. А кот открыл один глаз и лапой положил голову Андрея в постель.
Только на третий день Андрей почувствовал значительное улучшение.
 – Ну, брат, теперь работать мне придётся день и ночь, –  жаловался он Нарни. Только тот не очень-то хотел своему «боссу» давать работать. То сядет на компьютер, не давая открыть, то  всячески отвлекает, трётся о ноги Андрея. Но самым загадочным был сон. Ведь каждую ночь кот говорил человеческим голосом про какие-то пять километров.
И вот Андрей включил телевизор, где в новостях было следующее: «В пяти километрах от города будет строиться родовое поселение»…
-- Мяу, – громко закричал кот и прыгнул на колени Андрею, словно хотел сказать: «Вот то, что я тебе говорил каждую ночь».
И вдруг какая-то сила позвала его. Мало того, Нарни словно почувствовал и выбежал из дома впереди хозяина, влез к нему в машину.
В пяти километрах от города такая лепота! Всё покрыто зелёным ковром травы, из которой выглядывали кокетливые ромашки, солнечные лютики, небесные незабудки. Птички поют-заливаются, да манит золотой купол церкви.
-- Господи, да я ведь вернулся к себе, – сказал Андрей и увидел  вихрастого мальчишку лет шести. Тот предлагал ему  чистой холодной воды. Андрей взял из его рук глиняный кувшин. Этот мальчишка – Андрюшка в  своём деревенском детстве. Уходить не хотелось, ноги, словно приросли к земле. А Нарни по-собачьи, преданно и верно сидел рядом.
–  Нравится? Андрей услышал добродушный бас и увидел священника в длинной рясе. Оставайся, сын мой. Мы ищем столяра. Шкафчики для книг, для свечей и прочей утвари нужны.
–  Да я ведь в прошлом был столяром, -- сказал Андрей.  И вот уже они втроём в доме у отца Евгения. Нарни положил одну лапу, потом вторую ему на колени и как-то тревожно заурчал.
–  Ух, брат, говоришь, ноги нужно подлечить? Да, артрит даёт о себе знать. Ещё с армейских времён. Ну и целитель же у тебя кот, ещё и экстрасенс, – засмеялся отец Евгений и погладил Нарни по голове.
Андрей с Нарни не вернулись домой, не хотелось  в суетливый город, к нервной работе. Андрей дал объявление о продаже квартиры, свой мебельный бизнес передал компаньону. Он чувствовал, как с каждым днём к нему прибывают силы и здоровье. Да и Нарни жизнь пошла на пользу – он стал настоящим красавцем с блестящей рыжей шерстью.
Сначала Андрей  с котом жил в доме отца Евгения, мастерил мебель для храма, освящённого в честь Николая Чудотворца, а Нарни  лечил людей. Одному положит лапу на сердце и тревожно заурчит, словно хочет сказать – «обрати внимание», другой – обе лапы на область желудка и  пронзительно смотрит в глаза… И прозвали его «Нарни-целитель».  И после его прикосновений как-то легче становилось.
Квартиру всё-таки Андрей продал, купил в деревне дом, бизнес передал компаньону, но всё же, оставил себе право быть консультантом. Теперь дело за малым – найти спутницу жизни.
-- Найдём, правда, Нарник?  Кот громко урчал и тёрся о ноги хозяина, Словно хотел сказать: «Я нисколько не сомневаюсь».
                                                                                              Светлана ЧАРНАЯ


Афганский талисман


   В тот день рота возвращалась из рейда,  вдруг солдаты  услышали «мяу»… Откуда к ним вышла худая чёрная, как смоль кошка с подпаленным правым боком? Игорь, Валентин и Александр просто открыли рты и смотрели на неё. Может, из ущелья справа? В БТРе  её  точно не  было, по возвращению из Хоста  никаких мяукающих трофеев не привезли. Ну не свалилась же она с афганского неба…
– Мяу! Снова напомнила о себе  мурлыкающая находка.
– Во, дела… Хрипло выдохнул Сашка. Кис-кис-кис…
– Не трогай её, это перевоплощённая душа моджахеда.
    А кошка важно подошла сначала к Вальке, обнюхала его, потом начала тереться о пыльную солдатскую форму.
– Да ты голодная, подруга. Пошли, полсухаря да вчерашней перловки дам. Молочка бы тебе или сметанки. Прости, мы на войне.
– Кис-кис-кис, позвал Сашка. Кошка подошла к нему и также начала ластиться.
– Ты лучше скажи, вернёмся ли мы живыми из этого пекла?! – спросил Игорь.
   – Так уж она тебе и скажет, – вздохнул дядя Миша. Тут каждый день как последний.
   – Мяу, вернётесь, – уверенно и настойчиво повторяла кошка, потом обошла троих бойцов и села поодаль на жёлтый песок.
– Вау, она ответила на наш вопрос, – засмеялся Игорь. Вы только посмотрите на эти глаза! У кошары взгляд булгаковского кота Бегемота. Игорь боготворил прозу Михаила Булгакова и не только в людях, но и в животных видел его персонажей.
– Великий прорицатель был тот кот, – засмеялся дядя Миша. Лучше накормите свою подругу.
– Пошли, Саида, – позвал Игорь. Я не силён в афганских женских именах, поэтому назову первым попавшимся. Не серчай.
     Саида отужинала холодной перловкой со следами тушёнки и закусила небольшим кусочком сухаря. Потом свернулась у ног Игоря и уснула.
     А на рассвете был бой в горном ущелье, недалеко от Хоста… Игорь, Валя и Сашка выжили. А вот дядю Мишу убило осколком снаряда.
– Если я выживу, каждый день будет сниться «груз 200», – сдавленно сказал Валька, бросая «бычок».
– Если выживем, – также сдавленно повторил Игорь.
– Мяу! – раздалось сзади.
– Саида, ты тоже выжила, – закричал Игорь, хватая кошку на руки и целуя в морду.
– Теперь это наша боевая подруга, – засмеялся капитан Серебряков.
      Назавтра был бой с бандой моджахедов, которую возглавлял Вахат, известный своей жестокостью. И вновь ребята выжили, а вот Саида уже не вернулась. Кто-то сказал, что она подорвалась на мине, кто-то видел, как её застрелил Вахат. А один из бойцов видел, что она удалилась в горы. Хотелось верить в последнюю версию.
      Через полтора года вернулись наши ребята. Раненые, «перештопанные» в госпиталях, но живые. Игорь –  в деревню Боровцы, в родную Беларусь, Сашка – на Вологодчину, а Валентин  в Подмосковье.
     Изрядно захмелевший сидел Игорь на крыльце дома и курил.
– Сынок, – прижалась к его плечу пьяная от счастья мама. Где-то через полгода твоей службы в Афгане, к нам под вечер пришла чёрная кошка с подпаленным правым боком. Она громко-громко мяукала, смотрела мне в глаза. Я её покормила, она стала тереться о ноги и мурлыкать, словно успокаивать. А потом исчезла и больше никогда не появлялась…
– Это была она, – застонал Игорь.
– Кто?
– Она… Тихо сказал Игорь и почувствовал обжигающую боль  внутри, словно здесь, в тихой деревеньке его догнала душманская пуля. Он поднял голову и смотрел на чёрное небо, усыпанное мириадами звёзд. Ему вдруг показалось, что оттуда подмигивает зелёным глазом кошка Саида –афганский талисман со взглядом булгаковского Бегемота.

Светлана ЧАРНАЯ

К сведению литераторов и любителей современной литературы.

 Вышел в свет первый номер альманаха "Всеамериканский литературный форум",  который также как и наше первое детище «Литературная Канада» станет выходить 4 раза в год.

Оперативный выпуск сборников, низкие цены на книги, плюс  бесплатная публикация сделали наш альманах самым востребованным в русскоязычной среде. 

Звоните, пишите, Участвуйте.


Главный редактор,

Ваагн Карапетян

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!