Ориентация – север Лина Богданова 

«Ориентация – Север, я хочу, чтоб ты верил…» -  Зое нравилась и сама Лолита и ее бьющая по нервам песня и то, о чем в ней пелось.
 Наверное, в прошлой жизни Зоя была северянкой. Или в будущей. Как бы то ни было, ей нравился Север. Его суровая жизнеутверждающая природа. Уютные города. Нескончаемые, щедрые на мороз и снег зимы. И особенно –  гордые  статные, чуть медлительные мужчины. Ничего удивительного – с ориентацией у Зои было все в полном порядке.
 Она хорошо представляла, чего хотела и уверенно шла к цели. Но то ли цель оказалась чересчур отделанной, то ли дорога попалась не самая короткая – в любом случае, процесс однозначно затянулся. К тридцати семи Зое так и не удалось прибрать к рукам ни единого скандинава, ирландца, гренландца или на худой конец какого-нибудь прибалта. Или бельгийца, а чем, собственно говоря, бельгийцы хуже? А ничем, хотя даже они  не попадались в широко расставленные сети.
 Чего только она не делала. И путевки покупала в нужном направлении. И журналы выписывала. И на учете в брачных агентствах состояла. Все без толку. Нет, конечно, мелкая рыбешка на ее безусловные прелести клевала. Все больше с Юга. И Востока.
- И чего тебе неймется?! – неистовствовала в непонимании дочерних капризов мама. – Какие  при твоем темпераменте могут быть бельгийцы? Тут впору жгучих кавказских джигитов вызывать. Целой армией. Или сладострастных индийцев. О своих, родненьких я уж лучше промолчу.
- Мама! – возражала Зоя. – Неужели ты не желаешь счастья родной дочери?!
- Дура набитая! – обижалась мама и удалялась в свою комнату. Или к соседке. Поплакать. Разложить пасьянс, другой. Или посудачить о возмутительных нравах современной молодежи. Маме хотелось счастья для своей кровинушки. И на свадьбе погулять хотелось. И внуков понянчить. Но все доводы были давно приведены и отклонены. Все хитрости испробованы почем зря. Все слезы по данному поводу пролиты. Оставалось лишь ждать. И верить.
- Да приберет девку к рукам кто-нибудь,  не бери в голову, - неловко утешала ее соседка, у которой сын холостяковал на пару с бутылкой, а дочка мыкалась из одного замужества к другому с завидной регулярностью. – Такую да не прибрать…
 Вздыхала о своем – когда-то прочила Зойку себе в невестки. Не срослось. Ни с Зойкой, ни вообще. У каждого свои проблемы.
- Кто-нибудь ей не подходит, - шмыгала носом несчастная мать, - ей викинга подавай. Или хёвдинга.
- Кого?
- Не важно, - интеллекты соседок находились в состоянии хронического апогея, - все равно не обломится. А годы идут…
- Идут, - соглашалась соседка, с восприятием четвертого измерения у нее проблем не возникало.
Зою их разговоры не волновали. Для волнения ей хватало личной жизни. И профессиональной.  Особенно когда…

- Девки, хавайся у бульбу! – возопила бухгалтерша Нинка, врываясь в их тесный кабинет. – К нам делегация из Брюсселя едет! Семь мужиков! На две недели!
- Это с какого-такого перепугу? – осведомилась кадровичка Римма. – У нас даже гостиницы приличной нет.
- Девочки! Да ведь это шанс! – отмахнулась от Римминых заморочек ведущий экономист Света. – Хоть разок в жизни с иностранцем закрутить! Две недели…
- И фотосессию на «фейсбуке» выложить! – поддержала ее младший экономист Алена.
 Зоя не принимала участия во всеобщем ликовании. Сердце замерло в предвкушении дарованного судьбой шанса. Значит, бельгийцы… Пока душа взлетала и опускалась по каскаду американских горок, сознание с космической скоростью просчитывало все возможности и слабые места предстоящей встречи.
 Две недели…  Пять приличных платьев у нее есть. Парфюм из Дели Ритка привезла – ни одному мужику не устоять. Наташка два раза сделает укладку за просто так, а там аванс, можно и в салон записаться. Что еще? Пальцы выстукивали по столешнице некое подобие военного марша. А может, и свадебного. Семь мужиков… Хоть бы зацепиться… Хоть бы не упустить своего…

***
  Их действительно оказалось семеро. Два толстячка лет под семьдесят. Два соплячка около двадцати с прыщами и вихрами, как и положено в молодости. Зато все остальное…
  Шеф распределял гостей, исходя из предварительной договоренности с коллегами. Начальство – тех самых старичков (что вызвало вздох облегчения присутствующих) – он брал на себя. Неудивительно – в двухсотметровом особняке будет, куда устроить целую армию никому не нужных стариков из зарубежья.  Молодые люди достались Анне Митрофановне с Ларисой из отдела статистики. И здесь все ясно – первая записная повариха, вторая в последнее время неровно дышит на молодых людей, годящихся в сыновья. А вот с остальными…
 Встревоженный взгляд зеленоватых, тщательно подрисованных глаз рикошетом отлетал от одного к другому: «Голубоглазый шатен. Хорош, хотя и слегка высокомерен.  Но… молочно-белая кожа, нежная округлость щек, безвольный подбородок… отдает легкой голубизной, не хватало еще нарваться. Не наш клиент. Идем дальше… Рыжик, лет тридцати пяти. Высок, крепко сложен. Чуть неуклюж. Впрочем, мне это должно понравиться. Стоит попробовать? Или… Наверное, все-таки этот… Блондин натуральный. Взгляд – лед и сталь, до мурашек доходит. Высок, строен. Ладно скроен. Берем? Или все-таки рыжик? А может, я по поводу шатена ошибаюсь? Нет, у меня глаз наметанный…»
 Пока Зоя металась от одного объекта к другому, шатен ушел к завотдела логистики. Времени на раздумье не оставалось. Она взглянула на бейдж гостя.
- Минейр Лукас, -  Зоя приветливо улыбнулась  и шагнула навстречу красавцу-блондину, - не составите мне компанию?
- Как можно отказать столь очаровательной спадарыне? – галантно поклонился тот, приятно коверкая слова. – За честь почту, мадам Зоя (взгляд избранника прошелся по груди и остановился на бейджике). Благодарю за доверие.
- А не найдется ли у вас еще одного местечка? – в янтарных глазах рыжеволосого гиганта заплескались волны поистине детской надежды.
 «Солнечный лучик», как успела его окрестить Зоя между делом, не хотел оставаться один!
- Пардон, минейр Аллан (все работники фирмы без исключения основательно изучили нюансы бельгийского общения), - протиснулась сквозь строй готовящихся к прыжку сотрудниц гардеробщица Тоня. – У спадарыни Зои лишь одна свободна комната. А у меня целых три.
 Тоня шла ва-банк: у бывшей регистраторши архивов имелись две дочки на выданье.
- И у меня две. Причем, одна из них мансарда с выходом на лес! – оказала сопротивление сопернице Нинка. – Давай ко мне, парень, а?
- Это что ж делается? – запричитала Римма. – Кому целая куча мужиков, а кому ни одного?! Слушайте, шеф, отдайте мне хоть этого с проплешинкой. Если жалко на все время, то хотя бы на недельку. Ну что вам стоит?
- И мне…
- И мне! – прорвалась вперед Алена и ухватила «солнечного мальчика» за рукав.
 Аллан растерялся. Как и все остальные. Зоя, отметив, что коллеги не проявили особого интереса к ее выбору, поспешила упрочить позиции. На всякий случай. Девочки были в курсе ее проблем. Но кто знает. На фоне всеобщего ажиотажа.

 Оттащив Лукаса на безопасное расстояние, она указала ему на дверь и, удаляясь, бросила через плечо:
- Мы ненадолго. Через часик вернемся. Только вещи по полочкам разложим и душ примем.
 В до блеска начищенном оргстекле двери реакция сотрудников выглядела забавной карикатурой. И не только их. Римма замерла с открытым ртом, приобняв своего толстячка. Алена и Нинка тянули в разные стороны рыжеволосого простофилю, явно расстроенного таким оборотом. Шеф схватился за голову. Секретарша Алиса отпаивала его заваркой прямо из носика чайника.
- Маски-шоу… - процедила сквозь зубы удачливая охотница и добавила чуть громче: - Ну, вы тут и без меня разберетесь.
 В такси она наконец поверила в удачу. Еще бы! Мама спроважена к тетушке на целый месяц (чтоб уж наверняка!), квартира вымыта и вычищена до блеска. Борщ и жаркое (два часа утренних бдений) удались на славу. В холодильнике томится бутылка минского полусладкого, чекушка «столичной» и купленная вчера семужка.
- И как вам у нас? – ослепила Зоя улыбкой белокурого аполлона.
- Ошень красивы город, - вежливо ответил тот.
- О, иностранец? – оживился водитель. – А в центре вы еще не бывали?
 Зоя не поддержала диалог. Таксист сам справится – профи, сразу видно. А ей бы в себя прийти. До мелочей продуманная тактика рассыпалась по коридорам сознания сотнямисверкающих звездочек. Немудрено - никогда раньше Зое не приходилось приближаться к заветной цели так близко! Впору визжать, кружиться, целовать всех подряд, кидаться на шею первому встречному. Даже маму вернуть – как не поделиться радостью с самым близким человеком на свете!
 Нет, пожалуй, маму не надо. А вот с программой определиться не мешало бы. С чего она собиралась начать? Кажется, с балкона. Там как раз сквознячок. Очень способствует распространению экзотических восточных ароматов. Потом пара томных взглядов чуть в сторону. Плавное перемещение на кухню. Тихая музыка. Домашние разносолы.
  Стоп! А когда переодеться? Она же специально купила премиленький домашний костюмчик. Брючки так соблазнительно обтягивают… нет, пожалуй, не стоит использовать тяжелую артиллерию вот так с разбегу. С места в галоп не для горячих северных парней. Тут следует сменить темп. Но и стоять на месте не стоило. Нужно придумать что-то легкое с пикантным оттенком. Что это могло бы быть?
  Затуманенный размышлениями взгляд растерянно блуждал по проносившимся за окнами городским пейзажам. Скользил по мужественному профилю Лукаса. Спускался по чуть (в самый раз!) тронутой щетиной скуле. Ммм… не мужчина – конфета на палочке. «Чупа-чупс» бельгийского разлива. И почему она относилась к бельгийцам с таким пренебрежением?
 Мощная шея. Прямые широкие плечи. Волнующие бицепсы под пиджаком. Большие, надежные до всхлипа (только бы не услышал никто!) ладони. Тонкие чувствительные (!!!) пальцы…
 Дыхание сбивалось с ритма вместе с сердцем. Сознание напоминало катящегося по тропинке колобка. Мозг заледенел, не желая возвращаться к недоработанной тактике. Подмышки упорно тестировали качество дезодоранта. Все остальные органы пустились во все тяжкие, вызвав у хозяйки вполне обоснованную панику: если так и дальше пойдет…
 Пришлось подключать все, что еще не успело отключиться. Для начала Зоя отвернулась. Затем напомнила себе о дезодоранте: на фоне его предательства ни один парфюм не устоит. Пальцы нащупали в сумочке леденец. Самое время! Барбариски всегда действовали благотворно. Не подвели и на этот раз.
 Зоя справилась с чувствами и мыслями на подъезде к дому. Милостиво позволила мужчине расплатиться за такси (комкая приготовленную заранее купюру). Взлетела на крыльцо молоденькой (хотелось верить) газелью. Тряхнула роскошными  - подруга не подвела – локонами:
- Вот мы и дома.
 И полетела навстречу своему долгожданному счастью.
***
- Чей-та Зойка смурная ходит? – выразительно моргнула правым, чуть косоватым глазом, Римма.
- А че радоваться-то? – подмигнула ей в ответ Алена. – За что боролась, за то и расхлебывается.
- Нехорошо как-то… - скорчила рожицу кадровичка. – Надо было ее предупредить. Знали же, что девка с прибамбахом.
- А когда предупреждать-то было? – не согласилась Алена. – Прям там? Среди всех этих бельгийских жеребцов? И потом она сама с глазами, мозгами и опытом. Видела, что брала, винить некого. Да и выбора особого не случилось. Мне и то не повезло.
- Да тебе на кой черт эти северяне? Ты б со своим отечественным справилась! Пороги который уж год обивает. А тут  этот рыжий паразит кругами ходит. Нехорошо…
- Отечественный, говоришь… - опустила глаза Алена. – А что  мне с ним прикажешь делать? Ни кола, ни двора, а с претензиями. То ему квартиру поменяй, то дом в пригороде купи. И потом, не убудет ни с меня, ни с него. Авось, поймет, что я – девушка востребованная в европейском сообществе, прекратит свое нытье. Купит нормальную двушку. И колечко в бархатной коробочке принесет. А что? Мне много не надо, я и на джентльменский минимум согласная.
- А Аллан этот  тебе на что? Со своим могла бы и без европейского вмешательства договориться.
- Да так, на всякий случай. Если с Аликом не сладится.
- Ох уж эти мне эксперименты! – вздыхала  Римма. – И Зойку жалко. Годы-то летят, а она никак на землю грешную не спустится.
***
  А Зоя не желала прерывать свой затяжной полет. Ничего не видела. Ничего не слышала. Ничего знать не хотела. Неслась к цели на всех своих крыльях-парусах. Зависала над грешной землей на пестром воздушном шаре. Поглядывала на звезды из иллюминатора космического корабля. Вот только дорогу выбрала не ту. А ведь поначалу казалось – прямая. Еще немного и останется лук натянуть. Прицелиться поточнее и выстрелить врага назло. Куда там! То влево отбрасывало незадачливую амазонку, то вправо.  То колдобины сами собой под ногами образовывались. То горы вырастали.
 Естественно, она нервничала. Но сдаваться не собиралась.
- Ладно, не проняло на деликатесах, проймет на культурной программе. А там и до обольщения недалеко, - убеждений для оптимизма и активности хватало.
 С деликатесами и правда не вышло. Квартирант оказался вегетарианцем со случившейся в рамках визита строжайшей диетой. Пока Зоя сообразила, что к чему, время было упущено. Лукас предпочел задерживаться в фирме и ужинать в тамошнем весьма посредственном кафе. На долю гостеприимной хозяйки выпадал лишь поздний чай с сухофруктами (от домашней выпечки гость отказывался категорически) и утренний кофе с кусочком сыра.
 Культурная программа пошла на-ура. Но вмешательство самой Зои встречено было с недоумением. Лукас предпочитал знакомиться с белорусскими театрами и выставочными залами в компании виртуального гида.  Попробуй поговори с человеком, когда в его ушах торчат наушники, а взгляд направлен категорически мимо тебя!
 И Зоя металась между утренним кофе, короткими фразами в такси, кафешным обедом и прочими так далекими от ее намерений мероприятиями.  Обнаруженная у северного красавца аллергия не оставляла шансов для элитной парфюмерии. Макияж, прическа, стильный костюм, высокие каблуки и даже колготки в сеточку не производили на избранника никакого впечатления.
- Пора брать быка за рога, - всхлипывала женщина, рассматривая очередной листок календаря. Дни таяли как первые снежинки на подоконнике. – Вот только с захватом имеются проблемы.
- Надо действовать на расстоянии, - посоветовала подруга. – Принимай откровенные позы, найди возможность продемонстрировать свое шикарное тело.
- Рита! – вспыхнула страдалица. – Ты за кого меня принимаешь?
- Приходится порой чем-то жертвовать, - пожала плечами подруга. – И потом, я же не оголяться тебе советую. А так, по мелочи. Юбчонку повыше приподнять, пуговичку лишнюю на блузке расстегнуть. Быть может, на неглиже потратиться.
 Пеньюар! Точно! И как она сама не додумалась?!
 Тем более что имелся один на примете. Так сказать, неспетая песня. Или несбыточная мечта. Висел в витрине дорогого бутика почти полгода. Роскошный винный цвет – настоящее французское бордо в атласе и кружевах. Перед таким ни один нормальный мужчина не устоит. Но цена…

 Сопоставив свои дебет с кредитом, Зоя снова напомнила подруге о себе. И одолжила пару сотен. Была ни была! Впереди маячило последнее воскресенье вместе. Сейчас или никогда!
 Отменила последний культпоход. Купила свечи, авокадо, миндаль. Провозилась с ужином до половины восьмого. Приняла душ. Втиснулась в обновку. Заглянула в гостевую:
- Лукас, все готово!
 И обомлела. Прямо в неглиже и в своих далеко идущих ожиданиях. На диване в не оставлявшей сомнений позе сидела «сладкая парочка» - ее красавец Лукас и неприметный  прыщавый парнишка  из делегации. Она даже не запомнила его имени.
- О, спадарыня Зоя! – чуть смутился квартирант. – Мы думали, что вы ушли.
 Смешался. Озадаченно посмотрел на бордовый атлас с кружевами. Перевел взгляд на партнера:
- Надеюсь, вы не будете нас осуждать? В нашей стране…
- О, не стоит оправдываться! – она пришла в себя первой. – В нашей стране не имеют привычки вмешиваться в личную жизнь других. Особенно посторонних. Через пару минут прошу к столу. Мне осталось только переодеться.
 Вымученная улыбка застыла на ее бледном, хотя и спокойном внешне лице на весь вечер. Пеньюар подвергся несправедливому остракизму: был беспощадно скомкан и брошен в корзину с грязным бельем. Строгая блузка застегнута на все пуговицы. Прическа подобрана в тугой пучок.
 Зоя давилась салатом из авокадо с миндалем и налегала на шампанское.
 Полторы недели коту под хвост! Какое там! Год! Потому как до отпуска нечего было и мечтать об очередном северном принце. Хотя... судя по расходам, и в отпуске дальше маминой дачи ей  не выбраться. Это над же так ошибиться!
 Впрочем, выбирать-то особенно не из кого. Разве что тот  рыжий увалень. Но разве сравнишь…
 Она дождалась ухода незваного гостя, вымыла посуду и удалилась к себе. На гордость и реверансы не хватило сил. И желаний. Зоя умела держать удар. Ну, промахнулась и промахнулась. Первый раз что ли?
 Монитор приветливо мигнул хозяйке синей заставкой.
- Хоть один не предаст никогда, - милостиво кивнула та в ответ.
 И ввела в поисковик «Туры по Скандинавии». Устало сощурилась – цены зашкаливали – привычное дело.
- Разве что в лотерею выиграть, - просчитала она свои возможности. – Но теперь только Скандинавия! Этим бельгийцам не стоит доверять. Как и голландцам. О, а вот вполне приемлемое предложение…
 Наманикюренные ноготки застучали по клавишам.
- «Ориентация – Север, я хочу, чтоб ты верил, я хочу…», - голос набирал силу, настроение стремилось вверх, на поверхности сознания пузырились новорожденные планы.
***
Прощание проходило в атмосфере сдержанной доброжелательности. Партнеры раскланивались, неторопливо обменивались визитками, вежливыми словами. Ничего личного – абсолютный деловой этикет. Неудивительно – с личными планами ни у одной из претенденток на северную корону ничего не вышло, а начальство до подобных фантазий не снисходило.
 Зоя держалась в стороне. Раны в сердце лишь подернулись тонкой пленкой, не хватало еще расчувствоваться…
- Мадам…
 Ее щека вдруг зарделась – словно солнце коснулось кожи своею теплой рукой. Она скосила глаза к плечу – кому там неймется? – уткнулась в пуговицу пиджака. Пуговица как пуговица. Взгляд пополз вверх. Ну конечно, наш «солнечный мальчик», рыжеволосый викинг во всей своей красе. Хотя, при чем тут викинг? В Бельгии это называется как-то иначе. Вот только как? Дернула плечиком – к чему никому не нужные подробности? С Бельгией она завязывала. Окончательно и бесповоротно. Жаль, мужчина, стоящий рядом был совсем неплох. И почему она сразу не…
- Мадам Зоя…
- Мадемуазель, - поправила она на всякий случай.
- Мадемуазель, - охотно кивнул он, - я бы хотел предложить вам свидание.
 Что за ерунда? Он еще и издевается?! Зоя взяла себя в руки, казаться идиоткой перед коллегами и гостями не хотелось.
- Милый…
- Аллан, - напомнил он.
- Да, милый Аллан, - она улыбнулась в ответ профессиональной улыбкой, - у вас через полтора часа самолет. В лучшем случае я могу проводить вас до аэропорта…
- Я не о том, хотя за сопровождение буду благодарен. Я хотел бы пригласить вас на Рождество к себе, в Осло.
 Осло? При чем здесь Осло? Сердце высвободилось из возведенных за пару дней строительных лесов и направилось к воздушному шару. Осло, между прочим, находится в Норвегии! Но причем здесь Бельгия?
- Видите ли, - Похоже этот рыжий великан умеет читать чужие мысли! – у меня дом на побережье Балтики. Вид удивительный, кругом скалы и фьорды. Я ведь норвежец, в Брюсселе работаю по контракту, который скоро заканчивается. Нам нужно серьезно поговорить, а времени  так и не нашлось…
 Зоя недоуменно рассматривала коллег. И кто же на этот раз озаботился? В сказки про родство душ и прочую ерунду она не верила с ранней юности. А тут…
 На знакомых лицах ничего похожего на участие прочесть не удалось. Сердце наконец забралось в плетеную корзину и принялось поджигать горелку.
 В соседнем кабинете проснулся забытый кем-то мобильный: «Ориентация – Север, я хочу, чтоб ты верил, я хочу, чтоб ты…» - напомнила о себе несравненная  Лолита. Судя по рингтону, телефон был Зоин. День тоже. Да и год, в принципе.
 «А на дачу к маме можно отправиться и вдвоем, там частенько не хватает солнца…»

19.10.2014