Снежная 

Лина Богданова 

 Зима в этом году оказалась особенно снежной. Высота покрова достигала в тихих местах метра. Дворникам приходилось выходить по несколько раз за день. Расчищать дорожки, посыпать песком упрямую наледь, сгребать  вдоль бордюров огромные снежные борта.
 Укромный уголок старого парка мерцал щедрыми бриллиантовыми россыпями. Березовые косы плавно колыхали под едва заметным ветерком свои драгоценные наряды. Ленивое зимнее солнце, склоняясь к закату, окрашивало снег то в розовые, то в лиловые оттенки.
 Уставшие от декабрьских туманов птахи старательно – только бы успеть до заката – выводили свои рулады.

 Она удобно расположилась  на скамейке, аккуратно расправила полы своей чудесной шубки. Не женщина – настоящее произведение искусства. Под стать красоте зимнего вечера.
 Она с наслаждением впитывала всю прелесть первого январского дня. Стараясь побольше запомнить, запечатлеть в памяти все, до мельчайших подробностей. И эти серебряные переливы – и в звуке, и в свете. И трогательную хрупкость заиндевелых ветвей на фоне возмутительно голубого неба. И нахохлившиеся силуэты отчаянных певцов, нотами украсившие тысячи раз перечеркнутую прозрачность. И пьянящий аромат свежего снега.
 Как же здорово просто жить!

- Мамоньки мои дорогие! – присвистнул случайно забредший в тихий уголок мужчина. – Это ж какому козлу пришла в голову мысль оставить одной эту голубоглазую прелестницу!
 «Козел» неприятно кольнуло. Все остальное – пришлось ко двору – одиночество заметно подзатянулось. Она элементарно соскучилась. Приосанилась. На всякий случай незаметно огляделась. Никого.
Значит, голубоглазой прелестницей могла быть только она. Вне всякой конкуренции…
«А он и сам ничего, - зашла на вираж встречная мысль. – Высок. Строен. Сероглаз – кажется, мне нравятся сероглазые. И эта милая родинка над верхней губой…»
 Обладатель серых глаз и милой родинки подошел ближе:
- Какие линии, какие цвета! Обожаю натуральных блондинок с выдающимися (вот нахал, вводит девушку в краску!) кхм… подробностями. Эй, Снегурочка, нельзя ли познакомиться с Вами поближе?
 Она с трудом подавила вздох: «Порядочные девушки с гусарами на улице не знакомятся, так кажется? Или не так?»
 В любом случае, она знакомиться не собиралась. Но посмотреть и послушать… почему бы и нет? Если все складывается так приятно. И ей и ему…
 Он присел на скамейку, улыбнулся так, что в недрах ее тела что-то задрожало и свернулось тугим клубочком. Улыбнулся захватывающей дух улыбкой:
- И откуда же берутся такие Снегурочки?
«Соблазняет, - зашлось ее заледенелое от хронического одиночества сердце. – Какая же я Снегурочка? Ни по комплекции не подхожу, ни по возрасту…»
 Голубые глазки отыскали свое отражение в медной фонарной стойке. Да уж, на вид лет сорок, как минимум. Нет, Снегурочки столько не живут.
- Ну, тогда Снежная королева…
«Он что, читает мои мысли?» - в глубинах затуманенного комплиментом сознания зазвенела капель. Королевой стать она бы не отказалась. Хотя бы для одного-единственного…
 Взгляд снова наткнулся на отражение. Какая там королева! Разве что женщина, да нет, просто баба… обыкновенная снежная баба. И что он в ней нашел?
 Он придвинулся ближе. Прищурился с вызовом. Стряхнул с замерзшего плеча несуществующую пылинку. Окинул оценивающим взглядом с головы до ног, Выстудил сердце холодной усмешкой:
- Значит, знакомиться не желаем? А зря… Я мужчина со всех сторон положительный. Не курю, алкоголь употребляю только по великим праздникам. Зарабатываю прилично. Не бабник. Честно. Знакомлюсь, - еще один укол в самое сердце, - исключительно с серьезными намерениями. -Одинок, между прочим…
 Она повела плечиком. Или показалось?
- Упорствуете, значит, - вздохнул сероглазый красавец. – И зря. Вы мне понравились. С первого взгляда. И со второго тоже. И далее, в том же духе. С заметным ускорением. Или углублением. Вам как больше нравится?
 Ей нравилось и так и эдак. Но не признаваться же на второй минуте знакомства!
 Она подавила вздох.

   Сумерки сгущались. Ушедшее на покой солнце оставило парку сине-фиолетовый снег, чернильные тени и хрусткую зимнюю тишину.
 Она встревожилась – не намеревается ли молодой человек оставаться тут дотемна? Это даже неприлично! Порядочные девушки… Впрочем, повторяться не следовало…
- Не беспокойтесь, я Вас не обижу…
 И снова приступ экстрасенсорики! И как тут выдержать?
- Господи, а вечер Вам к лицу. В глазах появился волнующая поволока. Голубизна сменилась глубиной – прямо морские пучины. Да что там морские – океанские! А шубка в сумерках только выигрывает. Это что, песец? Или белая норка? Ни черта не разбираюсь в мехах… Зато разбираюсь в женщинах! Посему оставим песцов и норок в покое и займемся… ммм. Чем бы тут заняться? Мда, выбор не из легких. Куда ни кинь – сплошные достоинства…  И стать, и силуэт… А эти волнительные изгибы… А неприступность! Обожаю холодных женщин. А снежных еще больше. Хотя, поговаривают, не бывает холодных среди прекрасной половины человечества, бывают не обогретые. А что если я попробую? Сломить сопротивление – увлекательное, между прочим занятие. Вам понравится…
 Он придвинулся почти вплотную. Горячее дыхание коснулось ее щеки. Голова пошла кругом. Здравые мысли и намерения рассыпались хрустальными кристаллами по пламенеющему от странных желаний паркету души. Рассыпались звонко. И тут же испарились, не выдержав опасной температуры. Еще немного и от нее останутся одни…
 Да, кстати, что может остаться от нее в таком случае? Самая малость… если вообще что-то сможет остаться!
«Кому скажи, что от простых слов вот так взяла и растаяла – засмеют! – едва ли не фыркнула она, сдержавшись в самый последний момент. – Видит же, что я не в настроении поддерживать беседу. Мог бы оставить в покое…»
 А сердце склонялось к абсолютно противоположному: «Ну же, - дрожало оно, - ну же! Не медли! Стоит лишь руку протянуть. Коснись… заставь меня потерять голову!»
 Мало того – активная мыследеятельность уже не справлялась с бурлящими чувствами. Еще немного, и…

  Он, кажется, понял. Или наоборот. Вдруг вскочил, хлопнул себя по карманам:
- Вот придурок! Вешаю даме лапшу на уши. И только. А мог бы… У меня же с собой джентльменский набор!
 Принялся хлопотать у скамейки, бормоча нечто нечленораздельное. Но теперь и она понимала с полуслова, с полувзгляда. Да что там – с полумысли!
- Сейчас, милая… сейчас… если гора не идет к Магомету, то Магомет сам может… собственно, я не о том. И Магомет тут совсем не причем! Просто ни одна девушка не сможет устоять перед хорошим шоколадом. А у меня он самый лучший в мире! Вчера только из Швейцарии… Вот я его сейчас… разломаю, чтобы Вам было удобно. И на салфеточку. И на фольгушечку…
 Она изо всех сил старалась подавить улыбку. Никто и никогда так не суетился для нее! Никто и никогда не раскладывал швейцарскую шоколадку на засыпанной снегом скамейке. Никто и никогда…
- О чем это я? – он замер на полуслове, недоуменно рассматривая кусочки шоколада на снегу. – Ах, да! Ни одна девушка не сможет устоять перед шоколадом. Особенно, если его подают вместе с шампанским… самым лучшим в мире шампанским! Вы когда-нибудь пили «Пол Роже»? Божественный напиток! Представьте себе – сегодня у меня есть бутылочка «Пол Роже»! Как я мог забыть?
 Она едва не плакала. Никто и никогда… И все-таки, все-таки недавняя почти близость оказалась дороже всех этих забот и жертв. Он так и не коснулся жаждущего ласки тела. Так и не пересек невидимой грани. Так и не…
  На иссиня-черном небосклоне загорались звезды. Фонари дарили старому парку свой волшебный свет. В одном из золотистых кругов дрожали два близких силуэта. Он и она.
- Ну, как Вам? Напиток богов! А шоколадочкой-то закусите…
«Думает, что после бокала – хотя пластиковый стаканчик до бокала явно не дотягивает, - мысли теперь раскачивались в такт березовым косам, - я стану покладистее. Ошибается. Тут и бутылки будет мало. А вот очередное прикосновение не помешает. А вдруг…»
 Она смутилась, оборвав излишне смелую мысль. Однако та уже начала свое путешествие. 
  Недосказанность не препятствовала предательской реакции тела. Что-то внутри заструилось. Что-то заскользило, выводя затейливые вензеля на девственно-чистой поверхности инстинктов.
 Теплое, едва заметное прикосновение. Еще одно. И еще… Трепет. Сбивающееся дыхание. Рвущиеся наружу чувства. От ощущений и предвкушений каждая клеточка загоралась, пульсировала, готовилась к взрыву…
Ей хотелось большего. Еще большего! Или не хотелось? Да кто их поймет, этих женщин. Пускай даже и снежных!
 Она готова была на все. Почти что на все. И тянулась к нему. И страдала, не позволяя себе этого. И ждала… и боялась…
- Эй, да Вы плачете…
 Яркий клетчатый платок захватил драгоценную жемчужину-слезинку.
- Ммм, как сладко, - прижал он платок к губам. – Даже представить себе не мог, что у женщин бывают сладкие слезы. А что, если…
 Он не договорил. Отпрянул. Изменился в лице.

  Что же она сделала не так? Или не сделала?..
 В глубинах его необъятных карманов что-то жужжало и требовало внимания.
 Она напряглась. Какой еще сюрприз приготовил ее визави? В груди рокотала буря жаждущих удовлетворения страстей. Но не начинать же самой… И потом, эта странная реакция…
- Вот черт! – мужчина завозился в недрах кармана. – Сподобилась, однако…
 «Что значит: сподобилась?!»
- Блиннн…
«А это что еще за вольности? Порядочным девушкам…»
 Он вытянул на давно ставший не белым свет нечто возмутительно маленькое и шумное. Приложил к уху:
- Да, лапочка?
«Лапочка?!!!!!» - померкли на небе звезды.
- Ах, ты застряла в пробке?! А позвонить, конечно, не могла. А я, как последний идиот, сижу в этом гребаном парке и жду у моря погоды! И, между прочим, не один…»
 «Какие же мерзкие бывают у этих мужиков улыбки! А он еще и подмигивает! - в растерянной  в потоке неожиданностей душе уже поднимались волны негодования. – Значит, я нужна была для того, чтобы время провести? И шампанское с шоколадом готовились совсем для другой?!»
 Досада сжигала сердце не хуже оставшихся неидентифицированными предыдущих чувств. Слезы уже катились градом. И остановить их было не кому.
 Герой не ее романа подался к выходу, торопливо рассовывая по карманам не пригодившиеся в процессе обольщения мелочи. Не оглянулся ни разу. А ведь мог хотя бы извиниться. Нет, похоже, он напрочь  позабыл о недавнем флирте…
 «Кажется, я умираю, - недоумевала она на фоне страданий, - но ведь девочки говорили, что в этом тихом месте я смогу дождаться весны…»
 Изящные плечи поникли. Маленький капризный рот превратился в перекошенную былинку. Голубые глаза стекали по измазанным в шоколаде бледным щекам, безуспешно стараясь зацепиться хотя бы за звезды.  Роскошный белоснежный песец (он же норка), безжалостно забрызганный шампанским, потерял всякий лоск и мог конкурировать теперь лишь с облезлой кошкой.
 Что и говорить, разочарование не красит женщину. Да еще такое!
 Ей элементарно не хватало опыта. Уверенности в себе. Достоинства, в конце концов! Впрочем, с достоинством было все в порядке. Даже слишком. А ведь могла бы… Или не могла?

***
Основательно выспавшееся за длинную зимнюю ночь солнце щедро дарило старому парку тепло и свет. Нахохлившиеся воробьи и синицы энергично занимались утренней гимнастикой, сопровождая процесс веселым чириканьем.
 Пурпурные тени прочерчивали на сверкающих сугробах изящные сиреневые линии. Березовые косы легкомысленно стряхивали на землю бриллиантовые осколки своего вчерашнего наряда. Готовились принять новый…
 Из-за угла появилась стайка оживленно щебечущих девушек.
- А милая получилась вечеринка!
- Я бы осталась на завтрак…
- Вот еще! Нас же на дачу к Олежеку пригласили. Опоздаем…
 Дойдя до скамейки. Подруги остановились. Самая миниатюрная из них, присела:
- Ой, смотрите, что это?
 В куче снежных комков переливались на солнце два сапфира. Почти сапфира…
- Здрасти, приехали! – рядом с малышкой приземлилась рыжеволосая толстушка. – Это ж мои сережки. Помнишь, ты же сама вчера предложила их на снежную бабу нацепить. Вместо глаз…
- Давно пора. Сто лет как из моды вышли… А баба-то где?
 Девушки завертели головками.
- Да вот же она! – рыженькая указала на комкастый сугроб. – Растаяла, должно быть.
- С чего бы? Ночью мороз был под двадцать!
- Да мало ли причин. Может, мальчишки растоптали. А может, влюбилась! Какая-никакая, а женщина! От чего мы только не таем…
- А все равно жалко, мы ведь так старались!
- Ой, смотрите! Обертка от швейцарского шоколада… и бутылка от шампанского. Импортного, между прочим…
- Наверное, нашу снежную красавицу угощали…
- Дед Мороз, что ли, забегал?
- А что? Тоже ведь мужик.
- Какой-никакой…
 Девочки прыснули разом.
- Ой, опаздываем, - пропищала одна.
 Они поспешили прочь.

  Солнечные зайчики с энтузиазмом осваивали новый сугроб.  Тени из лиловых стали серебряными. А позабытые девушками  «голубые глаза» вчерашней красавицы с грустью следили за происходящим…

04.10.2013