F

Светлана ЧАРНАЯ - Афганский талисман


Афганский талисман


   В тот день рота возвращалась из рейда,  вдруг солдаты  услышали «мяу»… Откуда к ним вышла худая чёрная, как смоль кошка с подпаленным правым боком? Игорь, Валентин и Александр просто открыли рты и смотрели на неё. Может, из ущелья справа? В БТРе  её  точно не  было, по возвращению из Хоста  никаких мяукающих трофеев не привезли. Ну не свалилась же она с афганского неба…
– Мяу! Снова напомнила о себе  мурлыкающая находка.
– Во, дела… Хрипло выдохнул Сашка. Кис-кис-кис…
– Не трогай её, это перевоплощённая душа моджахеда.
    А кошка важно подошла сначала к Вальке, обнюхала его, потом начала тереться о пыльную солдатскую форму.
– Да ты голодная, подруга. Пошли, полсухаря да вчерашней перловки дам. Молочка бы тебе или сметанки. Прости, мы на войне.
– Кис-кис-кис, позвал Сашка. Кошка подошла к нему и также начала ластиться.
– Ты лучше скажи, вернёмся ли мы живыми из этого пекла?! – спросил Игорь.
   – Так уж она тебе и скажет, – вздохнул дядя Миша. Тут каждый день как последний.
   – Мяу, вернётесь, – уверенно и настойчиво повторяла кошка, потом обошла троих бойцов и села поодаль на жёлтый песок.
– Вау, она ответила на наш вопрос, – засмеялся Игорь. Вы только посмотрите на эти глаза! У кошары взгляд булгаковского кота Бегемота. Игорь боготворил прозу Михаила Булгакова и не только в людях, но и в животных видел его персонажей.
– Великий прорицатель был тот кот, – засмеялся дядя Миша. Лучше накормите свою подругу.
– Пошли, Саида, – позвал Игорь. Я не силён в афганских женских именах, поэтому назову первым попавшимся. Не серчай.
     Саида отужинала холодной перловкой со следами тушёнки и закусила небольшим кусочком сухаря. Потом свернулась у ног Игоря и уснула.
     А на рассвете был бой в горном ущелье, недалеко от Хоста… Игорь, Валя и Сашка выжили. А вот дядю Мишу убило осколком снаряда.
– Если я выживу, каждый день будет сниться «груз 200», – сдавленно сказал Валька, бросая «бычок».
– Если выживем, – также сдавленно повторил Игорь.
– Мяу! – раздалось сзади.
– Саида, ты тоже выжила, – закричал Игорь, хватая кошку на руки и целуя в морду.
– Теперь это наша боевая подруга, – засмеялся капитан Серебряков.
      Назавтра был бой с бандой моджахедов, которую возглавлял Вахат, известный своей жестокостью. И вновь ребята выжили, а вот Саида уже не вернулась. Кто-то сказал, что она подорвалась на мине, кто-то видел, как её застрелил Вахат. А один из бойцов видел, что она удалилась в горы. Хотелось верить в последнюю версию.
      Через полтора года вернулись наши ребята. Раненые, «перештопанные» в госпиталях, но живые. Игорь –  в деревню Боровцы, в родную Беларусь, Сашка – на Вологодчину, а Валентин  в Подмосковье.
     Изрядно захмелевший сидел Игорь на крыльце дома и курил.
– Сынок, – прижалась к его плечу пьяная от счастья мама. Где-то через полгода твоей службы в Афгане, к нам под вечер пришла чёрная кошка с подпаленным правым боком. Она громко-громко мяукала, смотрела мне в глаза. Я её покормила, она стала тереться о ноги и мурлыкать, словно успокаивать. А потом исчезла и больше никогда не появлялась…
– Это была она, – застонал Игорь.
– Кто?
– Она… Тихо сказал Игорь и почувствовал обжигающую боль  внутри, словно здесь, в тихой деревеньке его догнала душманская пуля. Он поднял голову и смотрел на чёрное небо, усыпанное мириадами звёзд. Ему вдруг показалось, что оттуда подмигивает зелёным глазом кошка Саида –афганский талисман со взглядом булгаковского Бегемота.

Светлана ЧАРНАЯ

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!