F

Лина Богданова - Та еще стерва




 Лина Богданова  Та еще стерва



   Воскресный рынок шумел голосами и радовал глаз наблюдателя соблазнительными формами и раскрасками. Разноцветье овощей  и фруктов сменялось элегантностью оттенков молочных рядов.    В некотором отдалении томились в ожидании покупателей свиные окорока и головы…
 – Гляди ты, опять стерва! – молочница Раиса уперла руки в выпирающие спасательным кругом бока.
 – А у тебя куда не ткни, кругом стервы,  – покачала головой ее приятельница и конкурентка Наталья. – Та стерва. Эта стерва… Нормальных баб ты в упор не замечаешь.
 – Сама посуди: бабе лет сорок. Юбка до пупка, стрелки до ушей, губы… ну, в общем, силиконовые. Сиськи вон, чуть ли не вываливаются из майчонки. Плюс кавалер на десять лет моложе,  – не унималась Раиса. – И как это, по-твоему, называется?
 – Очень просто – женщина в активном поиске. Подбирает стратегию обольщения… Вам чего? – Наталья переключилась на клиента.
 «Умная очень,  – покосилась на нее Раиса,  – вишь, какими словечками щеголяет! Подумаешь, три курса универа! Мне и с моим торгово-кулинарным ума хватает. Управиться бы!  Стратегия… как же! Будто я не знаю, что у самой третий муж  наклевывается.  Тоже от стервы недалеко ушла».
 Раиса злилась едва ли не на весь мир. День выдался трудным – наплыв покупателей, бесконечные придирки и недоверие, капризы, неуверенность в выборе. Да и товар сегодня был не очень – из  Новогрудка творог не пришел, местный оказался передержанным.  А на одном масле много не заработаешь.
 Женщина протерла прилавок и посмотрела на часы. Половина первого. Самое противное время!
 – Сейчас любимый клиент попрет,  – напомнила она Наталье,  – запасайся терпением.
 К концу дня приходилось использовать скидки – завтра на рынке выходной, а до вторника товар элементарно не продержится. Вот и шли к часу самые расчетливые. За копейку плешь могли проесть. А уж нервы вытрепать…
 – Да запаслась уже,  – отмахнулась собеседница, придавая остаткам товара более-менее презентабельный вид. – Мне кровь из носу сегодня распродаться нужно. Шеф уехал, велел остатки в счет премии забрать. А на кой мне столько сметаны и творога? Мои мужики мясо любят.
 – Мясо все любят,  – криво усмехнулась Раиса.
 Ей бы Натальины проблемы! Троих мужиков имеет – два сына да этот, как там его…  муж, скажем. А у нее дочка да мать престарелая – и вся семья. Дочка на диете, маманя без зубов – какое тут мясо. Нам бы сырник прожевать… И почему одним все, а другим…
 Раиса поискала глазами ту молодящуюся кралю с молодым кавалером. Нашла. Ишь, как задом-то вертит! Будто у нее одной зад имеется! Краем глаза сравнила с личными достоинствами – и ничуть не хуже. А вот не клюет никто…
  Отпустила покупателю полкило творога и литр сливок. Прикинула – может, стоит пококетничать. Не стоит, рядом бабенция в очечках и куцым хвостиком нарисовалась. Надо же, и такой вот мужик достался…
  Где ж ты, счастье мое?
  Счастье основательно задерживалось.

  Раиса вздохнула и последовала примеру приятельницы. Уложила творог аккуратной горкой, подправила масляные горочки, счистила налет с клинкового сыра. Не стоять же колом!
 – Сколько? – миниатюрная старушка требовательно ткнула пальцем в витрину.
 Начинается…
 – Что сколько? – не поддалась на провокацию Раиса.
 – Я ж показываю…  – тонкие губы покупательницы сжались в почти невидимую кривулину.
 – А я понять не могу, что Вы показываете. У меня косоглазие,  – скорчила рожицу Раиса.
 – Косоглазия у Вас нет, а показываю я на творог,  – кривулина перевоплотилась в куриный огузок.
 – Так там написано…
 – А со скидкой?
 – А до скидки еще полчаса.
 Старушка недовольно хмыкнула и пошла прочь.
 – Стерва,  – процедила сквозь зубы продавщица.
 – Рай, кинь дурное…
 – Отстань! У нас свобода слова… А Вам чего?

  Прошло еще полчаса. Торговля шла ни шатко, ни валко. Два кило творога, пара клинков сыра, литр молока… Раиса с нетерпением посматривала на часы. Домой бы…
 Вдруг взгляд зацепился за знакомый силуэт:
 – О, теперь только держись! Знакомые все лица! Эта уж нервов попортит. Все до копеечки три раза перепроверит. За недостачу волосы повыдергает. За пять процентов и сама удавится и другим жить не даст! Та еще стерва…
 Наталья, проследив за взглядом соседки, на этот раз предпочла промолчать. В принципе, она была вполне согласна с характеристикой.
 Торговый ряд содрогнулся: постоянная клиентка отличалась крутым нравом, легковозбудимой нервной системой и выдающимися математическими способностями. Брала много, но торговалась вусмерть. Многие торговки торопливо заплевали через левой плечо: тьфу-тьфу-тьфу три раза, не моя зараза… Многие потянулись за калькуляторами… Некоторые поспешили на время покинуть рабочее место…
 Раиса отнеслась к первой категории. Но прием не сработал.
 – Творог в какую цену?
 Паузу Раиса держать умела. Невозмутимо разглядывала клиентку. Метр с шапкой. Платьишко из секонд-хэнда. Волосишек жменька. В общем, и посмотреть не на что. Зато характер…
  – Девушка, я к Вам обращаюсь…
 – Какая я Вам девушка? – недобро усмехнулась Раиса. – По себе равняете?
 – Простите… так что с творогом?
 – Там цена указана…
 – Я о скидке…
Торг шел не за жизнь, а за смерть. Раиса с быстротой молнии высчитывала причитающиеся себе проценты, таявшие на глазах. Не оставаться же на бобах! Наконец, с ценой разобрались. Покупательница перешла в наблюдение. Раиса мучительно долго взвешивала товар, отчаянно путалась в кнопках калькулятора.
 – Семь семьсот…
 – Ошибаетесь, семь сто двадцать…
 Блин!
 – Двадцатки теперь не в ходу.
 – А Вы округляйте по правилам.
Вот зануда!
 – Хорошо. Семь сто.
 – Не вижу ничего хорошего. Теперь сыр. Только без налета.
 Господи, еще и сыр! Когда ж это кончится!
 – У нас все свежее…
 – Вижу. Вон, с правого края обрезано. А говорите: свежее…
 – Этот подойдет?
Покупательница кивнула, уставившись на весы. Бдительная…
 – Пять сто…
 – Еще один положите.
 Как бы не объелась…
 – Девять триста…
 – Восемь семьсот.
 – Но…
 – Восемь семьсот!
 – Что-нибудь еще?

 Наконец клиентка отошла. Раиса вытерла рукавом халата мокрый лоб:
 – Встречаются же такие стервы! Вот мужику «повезло»…
 Женщина тут же повернулась к прилавку:
 – А что делать? Приходится крутиться – рабочий день со всеми наворотами почти десять часов, зарплаты с гулькин нос, трое детей, два щенка-подкидыша. И никакого мужика  в ближайшей перспективе. Поневоле остервенеешь.
 Грустно улыбнулась. И пошла к выходу.
 – Подумаешь…  – разочарованно пожала плечами Раиса.   А кому сейчас легко?
 Оперлась рукой о прилавок. Пристроила сверху подбородок. И долго смотрела вслед спесивой покупательнице…

03.08.2013

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!