F

Светлана ЧАРНАЯ - Мухоморша


Мухоморша


– Ох, и надоел ты, паразит, – шипела Рыгораўна на вечно пьяного мужа… Ей
и соседки, и подружки, кто только ни говорил, что у Василя золотые руки. А
что не просыхает, так, во-первых, он тихий пьяница, не буянит, руки не
распускает. Во-вторых, кто в деревне не пьёт? А в-третьих, надо же мужику
расслабиться.
Но так Рыгораўне это надоела, что решила она Василя отравить. Рано
утром пошла в лес, насобирала мухоморов. Потом вымыла их, отварила,
обжарила. А на гарнир бульбу с припёком испекла в печке. Вся работа
валилась из её рук…
Рыгораўна надела своё лучшее платье, собрала нехитрый узелок, не забыв
насушить в печке сухарей. «Пойду сейчас, сдамся в милицию, пусть
садят…А труп этого паразита пусть баба Зоя с Антосем …Ой, я же денег на
похороны не оставила».
Рыгораўна достала из буфета чулок, вынула из него купюры. «Не густо.
Да ладно, должно хватить. А чтобы помянуть – полный холодильник
продуктов. Да я бы этого паразита вообще не поминала». Но всё же взяла
измятый лист бумаги и написала6 «Продукты берите в холодильнике»…
Присела на дорожку, взяла рюкзак и, вздохнув, пошла только не в
милицию, а к соседям – бабе Зое с Антосем.
– Женька, ты что уезжаешь? – спросили соседи. Вся вырядилась, с
узелком. И куда же ты намылилась?
– Далеко, очень далеко…Может, больше не увидемси. Слушай, Зойка,
если съешь жаренные мухоморы, через сколько скопытишься?
– Свят, свят, свят, – ты что, сожрала мухоморы? Если ты их знаешь, зачем
жарила?
Рыгораўна слегка покачнулась, но на ногах устояла.
– Ей же плохо, вот закачало…Точно траванулась. «Скорую» бегом
вызывай! А ты, старая, голову дуришь. Неси её в хату. Желудок промыть
надо и клестир всадить, – кричал Зойкин муж Антось. Два литра кипячёной
воды влей в неё и два пальца в рот засунь. Скорей, она же бледная вся.
«Скорую» срочно!
Под белы рученьки соседи занесли Рыгораўну в дом, тут же перед ней
матерриализовалась трёхлитровая банка с водой.

– Пей, Женечка, пей, Бог с тобой, мы тебя спасём. Ты давно ела эти
проклятые мухоморы? Антось, вызывай же «Скорую!», потом Василю
скажем.
– Василя скоро не будет…И воду я пить не буду. И «Скорую» не
вздумайте вызывать. Я сейчас же пойду в милицию!
– Зойка, она бредит…Всё, последняя стадия. Не успели.
И тут вдруг заходит Василь. Трезвый, как стёклышко.
– Что за крики? У кого последняя стадия. Женька, ты что разлеглась? А
ты, Зойка, зачем трёхлитровую банку воды припёрла? Купать, что ли мою
благоверную будешь.
– Василёк, – закричала Рыгораўна, – любимый мой, ненаглядный! Ты
мухоморы дома не ел? Не еси, пожалуйста…Пошли, я их выкину. Она
обняла мужа и начала покрывать его лицо поцелуями.
– Какие мухо…мухоморы? – одними губами спросил муж. Ты что,
заболела?
Горячая потная рука Василя легла на лоб Рыгораўне.
Потом она быстрее ветра полетела в хату и выкинула эти злосчастные
мухоморы вместе со сковородкой.
– Родненький мой, бульба есть, сейчас мяска пожарю, помидорчики
откроем. А завтра пирогов напеку, – Рыгораўна хлопотала у пліты.
На следующий день соседи принесли её рюкзак. Она, в отсутствии
мужа, рассказала им обо всём: о поджаренных мухоморах, о том, как
собралась идти сдаваться в милицию…
Они хохотали до упада и прозвали Рыгораўну мухоморшей.

Светлана ЧАРНАЯ

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!