F

Павел Кожевников - Японский метод


Японский метод

Однажды, в 90-ые годы, я прилетел в Алма-Ату с богатым
американским бизнесменом. Казахстан только что получил независимость и
в него, так же как и в другие республики развалившегося СССР, хлынул
обильный поток бизнесменов со всего света.
Принимал нас Анатолий, знакомый мне местный бизнесмен-пройдоха,
успешно «наварившийся» на сомнительных сделках с разными средними и
крупными зарубежными компаниями. Чем он только не занимался: от
туризма до растаможивания товаров. Бывший комсомольский работник, он
хорошо знал республику и, самое главное, людей, нужных людей.
Вот с ним и вёл переговоры мой босс, а я их переводил. Партнёром
Анатолий был ненадёжным: то и дело менял условия подписания контрактов,
ничего не хотел гарантировать на бумаге, ничего не подписывал, и мой босс
уже было махнул на сделку рукой, но я, зная, что Анатолию очень нужен был
тот контракт, уговорил его подписать общие условия, которые он потом всё
равно не выполнил.
В последний день нашего пребывания в Алма-Ате Анатолий пригласил
нас в сауну отметить завершённую работу. Мы изрядно попарились, потом
сидели и пили довольно хорошее немецкое пиво. Я настолько был измотан
переводами их сумбурных «переговоров» в течение недели, что отказался
быть их «толмачём» и нырнул в бассейн освежиться. Анатолий чуточку
говорил по-английски, а Рика я в своё время выучил основным фразам
разговорного русского языка.
Когда я, наплававшись, вернулся к ним, мои «переговорщики» дружно
над чем-то смеялись.
- О как! Оказывается, вы и без меня отлично понимаете друг друга, а
я-то всю неделю голос сажал, переводя ваши корявые речи! – покачал я
головой.
- Да, Рик неплохо понимает по-русски; кстати, откуда он знает его? –
поинтересовался Анатолий.
- Да это я его в своё время пытался выучить, но кроме основных фраз
дело не продвинулось.
Рик понял, что я сказал о нём, и, смеясь, критикнул себя:
- Я ощен плахая штудент. Нэ могу запоминать простой слова. – Потом
к моему удивлению, добавил: - Ну ни хрена ни бум-бум!
- Ничего себе, Павел, чему ты его научил! – загоготал Анатолий.
- Нет, это уже не моё, это он здесь, наверное, от тебя подхватил. Я
удивлён твоему методу, как тебе удалось за те минуты, что я купался,

2
вконопатить эти слова в его головушку: ведь он, действительно, не может
запомнить и двух слов.
- А ты попробуй на нём «японский метод» овладения русским языком,
очень даже эффективный – посоветовал он мне, улыбаясь.
- Это как? – спросил Рик, которому я перевёл предложение Анатолия.
- Ща, расскажу, это занятная история, - начал свой рассказ Анатолий. –
Совсем недавно у нас побывал известный японский учёный-орнитолог, ну
это те чудаки, которые гоняются по всему свету за редкими птицами. Причём
платят они за это хорошие бабки, платят только за то, чтобы сфоткать
редкую птаху.
Короче говоря, он каким-то образом узнал, что в районе озера Балхаш
есть редчайшая в мире птичка и попросил меня посодействовать в поездке
туда. Мы вначале посмеялись его факсу, но когда узнали, сколько он
предложил заплатить за этот тур, то тут же выслали ему приглашение и
сделали программу на все сто. Одна была загвоздка: в нашей республике не
оказалось переводчика с японского, все остались в России, - а это уже была
другая страна. Что делать? Позвонили в Казинтурист, взяли девочку с
английским и поехали наудачу в аэропорт. Выходит из самолёта г-н Киото,
старенький, маленький япончик и направляется к нам. Ну, я через
переводчика приветствую его, а он улыбается своей японоулыбкой и
отвечает мне на приличном русском языке. Причём выговор у него был
какой-то колхозно-украинский, кажется, сейчас его называют суржиком.
Шибко обрадовался я – на переводчицу не надо бабки было тратить, и
повёз его на это озеро. Сфоткал он ту пташку, потом мы ему там сварганили
хороший отдых на природе и вернулись в Алма-Ату. Как полагается, привёз
я японца сюда в сауну - отметить завершение его пребывания у нас. Под
конец встречи я и спросил старичка, откуда он так хорошо знал русский
язык, да ещё с «народным» акцентом?
Киото-сан расплылся в довольной улыбке и рассказал забавную
историю, случившуюся с ним в конце войны на Дальнем Востоке. Попал он
тогда в плен к русским и был послан на лесоповал. За три года там он не
только не выучил, как другие военнопленные, сколько-нибудь простых фраз
по-русски, но даже не мог понять приказов конвоиров, за что попадало ему
нещадно от них. Потом г-н Киото простудился и заболел. Работник из него в
лагере был никудышный. Отправили его, значит, в посёлок как подсобную
силу - практиковали тогда такое. В сёлах мужиков было мало, почти все
сгинули на войне, вот и помогали такие пленные старикам и вдовам - кому
дрова наколоть, кому почистить коровник, кому и воды принести.
Определили его на постой к одной старухе, у которой муж погиб в
начале войны. Свирепая была она, родом откуда-то из Украины, люто

3
ненавидела фашистов. Вначале ни в какую не хотела и слышать про такого
«помощника». Но приказ председателя колхоза есть приказ, пришлось
смириться. «Япошку» сразу же возненавидела лютой ненавистью,
обращалась с ним как с врагом. После работы на колхозном скотном дворе
японец приходил «домой», где его ждала эта старуха, которой было сказано
давать пленному как можно больше заданий. Вот в первый же день она
показывает ему на вёдра и говорит:
«Ну, сволочуга фашистская, бери вёдра и марш за водой!» А тот ей,
бормочет по-японски: мол, не понимаю. Тогда старуха хватает хорошую
дрыну и бац того вдоль спины, а сама, показывая на вёдра, повторяет – «Вода
нести, колодец там!» После второго удара Киото-сан сразу же понял, что от
него хотела «хозяйка», и запомнил эти четыре слова. Запомнил на всю жизнь.
На следующее утро - та же картина, только с другим заданием: «наколи
дров!». И опять япошка ей: мол, не понимаю! Старуха свой метод опять
применяет: дрын в руку и безжалостно вбивает ему эти слова.
- «За три месяца, - поведал Анатолию с улыбкой Киото-сан, - я овладел
русским так, что мог запросто разговаривать на основные темы. Запомнил
простой язык приказов с той интонацией, с которой его вбивала мне та
могучая старуха с украинским акцентом! МетОда её была лучше всех мне
известных. Позже, уже в Японии, я доучивал русский язык у
профессиональных педагогов, но куда им было до неё! Жаль, что в наших
школах сейчас такая методика не применяется, не то бы все японцы смогли
изучить трудный русский за короткое время, как я».
Мы рассмеялись.
- Так что, дарю идею эффективного японского метода изучения
русского языка. Можешь испробовать её на Рике, а это тебе в помощь, -
сказал Анатолий и подарил мне казахскую камчу*.
Рик вскочил, притворно завизжал и бросился в бассейн.
*Камча – плётка (каз.)

Павел Кожевников

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!