F

Лина Богданова - Апрельский взгляд на вещи и судьбу

Апрельский взгляд на вещи и судьбу



В апреле все расцветает. Ярко и ожидаемо неожиданно. Вчера галантусы, а сегодня пролески. Только успевай удивляться, наслаждаться, радоваться. Неудивительно, что и самой Анфисе захотелось как-то обозначить себя в этом непрерывном цветении.
Сказано – сделано. Заскочила в бутичок на обеденном перерыве и прикупила себе обновку: сиреневый плащик. Смело. Но весна толкает и на большие глупости.
Вернулась в офис, рассмотрела покупку. Все бы ничего – но цвет! Нет, сиреневый ей к лицу. И молодит эффектно. И подчеркивает. И притягивает взгляды. Но все остальное…

Анфиса придирчиво оглядела свои видавшие виды коричневые сапожки, бежевую сумочку, клетчатый шарфик. Заочно провела ревизию всего гардероба. И поняла, что следует осуществить в нем великую апрельскую революцию.
– Наталья, одолжи до зарплаты баксов двести! – обратилась она к начальнице.
Смело, конечно, но у остальных денег давно нет – с  авансом они распрощались еще на прошлой неделе.
– По средствам надо жить! – напомнила ведущий экономист известного в стране банка.
– Да я всю жизнь по ним и живу, – не согласилась Анфиса. – А что в результате?
– А что в результате? – женские интересы начальницы столкнулись с профессиональными.
– Дырка от знаменитого бублика! – выпалила подчиненная, удивленная сиюминутным открытием. – Муж объелся груш, дети разъехались по стране, видавшая виды однушка дышит на ладан. Сама – не то тетка, не то бабка, не то вообще черт-те что. Разве что бантика не хватает. И получится полный комплект простого человеческого «счастья»!
Начальница прониклась. И денег дала. Может, зря. Не факт, что весеннее сумасшествие сорокапятилетней подчиненной перейдет в хроническую стадию. Потом же сама жалеть будет.
– Ну и пусть! – возразила витавшим в воздухе остаткам здравого смысла революционерка. – Хоть недельку, а похожу королевой. Говорят, новый облик меняет человека. А заодно и жизнь его. Глядишь, и выпадет мне кусочек женского счастья. Потому как надоело все! НАДОЕЛО! Хочу быть другой, и все дела!
Но с делами оказалось не все так просто. Потому что после работы ей пришлось  пробежаться по всему торговому кварталу. Дважды. Хорошо, что не трижды, а то бы домой она элементарно не добралась. Но и выглядеть идиоткой (а что вы хотите – возраст плюс сиреневый плащ – трудносочетаемая комбинация) за чужие двести баксов тоже не хотелось.
Наконец, все закончилось. Серые замшевые сапожки, серебристый платочек в ирисах, фиолетовая сумочка дополнили весенний образ Анфисы неотразимостью и сногсшибательным шармом. Чудеса живут на свете, друзья! Верьте, и воздастся…

Яркой экзотической бабочкой пролетела она по проспекту, позабыв о больных ногах и пустом кошельке. Вдоволь налюбовалась собственным отражением в попавшихся на пути стеклах. Навечно запечатлела в памяти несколько восторженно-удивленных мужских взглядов, сотню, другую завистливых женских взоров. Неловко, но все же увернулась от тройки посягнувших на новоиспеченную красоту коварных легковушек (лужи-то у самого бордюра, а эти паразиты норовят-таки обрызгать!). Эх, мужика бы под ручку для полноты картины.
– Найдем, не сегодня, так завтра. Не может же не клюнуть хотя бы один на этакие прелести, – подвела итог  своим приключениям Анфиса.
И впорхнула в родной подъезд.

Сказка кончилась на пороге квартиры. Из-под дверей вытекал серебристый ручей. Огибал коврик и стекал веселым водопадом по ступенькам. Весна в интерьере? Или…
– Ну, наконец-то! – выдохнула появившаяся на пороге соседка Люся. – Я думала, с ума сойду. Часа два мурыжит…  Хорошо еще ключ у меня был, не то бы Марь Львовна спасателей вызвала. До конца жизни ты бы не рассчиталась. Ладно, конец базару. Давай подключайся.
На кухне колдовал знакомый сантехник. Анфиса вздохнула: не везет, так не везет. С этим «специалистом» не то, что каши не сваришь – кастрюли не найдешь. Да и грубиян, каких поискать. В прошлый раз ее наизнанку практически вывернул. Это он так кран менял, а тут…
– А вот и хозяйка! – прохрипел сантехник из-под мойки. – Не прошло и года…
Весь накопленный за последние часы позитив устремился вслед за ручейком. Сейчас начнется. Сантехник обожал читать бабам-неумехам морали. Анфиса, естественно, относилась к их числу. О чем ей трижды было сообщено наглым работником коммунхоза. Четвертый? Это уже перебор.
– Можете не продолжать! – топнула она сапожком. – Вам за лекции деньги не платят. Чините уж. И вообще: сделали бы в прошлый раз качественно, соседский потолок остался бы сухим. О своих полах я лучше промолчу. И где готовят таких специалистов?!
– Что?! – возмутился спаситель и полез из шкафчика.
Замер на полпути. Превратился в соляной столб. Огромный мужичище с выпученными глазищами и грязными по локоть ручищами. Картина маслом. Кстати, ручища ничего себе, красиво слеплены. Да и на глазища стоит обратить внимание: синие, с глубинными течениями, окаймленные по-женски пушистыми ресницами. Но все остальное…

Анфиса поморщилась. Разу по двум причинам. Первая была связана с личностью помощника. Вторая появилась сама собой. И пока не поддавалась идентификации. Какое-то странное волнение. С чего бы? Разве что… Ее взгляд снова окунулся в синие озёрца. Вот оно! Застыл наш строптивый герой, пораженный апрельским образом клиентки. Надо же, скажи кому – не поверят. Да Анфиса и сама не верила. Да, интуиция. Да, весна. Но давно уже никто не смотрел на нее так. А уж ступор, вызванный ее появлением, относился к области ненаучной фантастики.
«Может, я сплю?» – прокуковала кукушка во внутренних часах Анфисиного сознания.
Женщина отступила в коридор и ущипнула себя за бедро. Больно. Взглянула в зеркало. На сон не похоже: на милом сиреневом плащике расплывалось обидное серое пятно. Да и нос одного сапожка успел намокнуть  в волнах  водопроводного бедствия. Значит…
Она успела вернуться, зафиксировать все тот же ошеломленный взгляд и почти насладиться победой, пока сантехник приходил в себя.
– Елы-палы, лес густой… – пробормотал он, почесывая взъерошенный затылок.

В глубинах шкафчика что-то возмущенно фыркнуло, и на пол выплеснулось целое море мутной воды. Анфиса дернулась, пытаясь спасти сапожки от катастрофы, и оказалась на руках у мужчины. Поморщилась: похоже, плащику конец. И закрыла глаза. Так, на всякий случай. Хотелось ничего не видеть, а заодно ничего не слышать и ничего не думать о последствиях.
– Да бросьте вы ее! – послышался в параллельном мире скрипучий голос вездесущей Люси. – Да вот хоть на пуфик! И делайте что-нибудь! Сейчас мы зальем весь подъезд.
– Как же женщину – и бросить? – возразил мягкий, чуть растерянный мужской голос. – Таких не то что бросать, опускать жалко.
– Тогда мойте руки, а я вызываю аварийку…
«Зачем руки?» – Анфиса плавно покачивалась на волнах своих мыслей и ощущений. Покачиваться было приятно. И пусть там, в реальном мире, кто-то волнуется и строит планы. Ей и без того хорошо. Покойно. Тепло и мягко…
Она едва не запротестовала, когда объятия разжались и ее бережно опустили на мягкую замшу пуфика. Потом дом пришел в движение.  Зашумел чужими мужскими голосами. Загремел чем-то металлическим. Захлюпал вообще непонятно чем. Маленькая сухая рука резко сдернула ее с насиженного места. Поволокла непонятно куда. Напоила непонятно чем. Больно зашлепала по щекам:
– С такого не то что сознания, жизни лишиться можно…
– Что там? – Анфиса услышала отголоски своего голоса на том берегу реальности.
– Всемирный потоп.
– Ой… – она попыталась вырваться из плена туманных грез-ощущений.
– Сиди уж, без тебя справятся.

Наутро она проснулась с больной головой. Поплелась в ванную полюбоваться на застиранный впопыхах плащик. А заодно и на многострадальные сапожки. Мда, без химчистки не обойтись. Плюс генеральная уборка. Те еще выходные получатся. А ведь планировала по парку пройтись. Посидеть в кафешке. Купить букетик любимых желтых тюльпанов…
– Дзынь… – напомнил о себе звонок, – дзынь-дзынь…
– Ну кто там еще? Люсь, ты что ли? – простонала Афиса и дернула незапертую (похоже, с вечера) дверь.
– Не помешаю? – на пороге при полном параде красовался вчерашний спаситель.
В руке шуршали целлофаном желтые тюльпаны.
«Сантехник? – заволновались мысли. – И что? Сантехник тоже мужчина. Возраст подходящий. И с виду очень даже ничего. Рискнуть что ли?»
Анфиса поймала в зеркале отражение любопытного солнечного зайчика: весна продолжалась. И с этим определенно надо было что-то делать.
13.02.2016


Лина Богданова

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!