F

Olga Kostina - Ласковый пришелец. Продолжение: Номер 12 часть 3

Olga Kostina

is the best author of «Literary Canada-2016» almanac 
Kitchener


Продолжение.

Продолжение Номер 12 часть 3. Начало в 9, 10, 11м номерах.


* * *
Если ночью долго смотреть на звезды, будет казаться, что ты летишь в комическом пространстве на огромном космическом корабле под названием Земля. От сознания, как огромен и надежен этот корабль будет казаться, что ты всесилен и всемогущ. Но потом вдруг почувствуешь себя такой микроскопической пылинкой, что даже не сумеешь поверить в свое существование.
Такие мысли часто посещали Вика по ночам, когда он укладывался спать на крытой веранде. Чтобы поверить в свое существование, он вскакивал и бежал в дом, чтобы посмотреть, как спят его жена и сын. Иногда он даже легонько притрагивался к ручке малыша и гладил по волосам Майю.
Вот и сегодня, вздохнув, он на цыпочках вышел в дышащую свежестью ночь. С океана дул легкий ветерок, из зарослей слышны были звуки ночных птиц. Все было, как всегда. И должно было оставаться таким. Почему, за что его планета подверглась такому чудовищному нашествию.  Не сотни, не тысячи, а миллиарды землян должны спасаться он невидимого и безжалостного разрушителя их жизни.
Подняв руки к безразлично мерцающим звездам, Вик в исступлении закричал:
- За что вы так с нами?
И вдруг услышал тихий голос, звучащий в его мозгу.
- Мы ничего не сделали специально, чтобы разрушить вашу цивилизацию. Мы такие, какими нас сотворила наша природа.  И наша планета такова. Таков наш образ жизни и сущность нашего существования.
Мы знаем об особенностях нашего мироустройства, поэтому и спешим отправить всех пришельцев домой.  Очевидно, что-то проникает в ваши корабли – наш воздух или наш дух. Он добрый, он не причиняет вреда ничему живому. Но он уничтожает все ненастоящее. Все, что мешало бы нам и вам жить, существовать.
 Поэтому никто из пришельцев никогда не вернулся на нашу планету. И она остается чистой и нетронутой. Нам хорошо на ней. Не мы к вам, а вы к нам прилетаете с разными миссиями.
- Значит, все вы там с самого начала знали, чем закончится моя разведка. Знали и молчали, - ужаснулся Вик. – Лучше бы вы меня убили там, на своей жутко прекрасной планете.
Вик не замечал, что кричит. Что злые слезы мешают ему выразить весь свой гнев.
- Так уж случилось, - невозмутимо продолжал голос, - что ты заблудился и попал к нам. Мы не стали посвящать тебя во все тонкости нашего мира. Космос большой, он полон неожиданностей. Ты просто мог не вернуться на свою планету.  Потеряться снова или провалиться в очередную черную дыру, или столкнуться с метеоритом-невидимкой. Зачем было отягощать твой разум вселенской тяжестью.
- Но вы разрушили мой мир! Это несправедливо!
- Не мы. Вы сами разрушаете его. Справедливее  было бы, если бы вы пришли к нам и разрушили бы наш мир? Вы нарушаете триединый вселенский закон, который гласит: никогда не делай того, о чем тебя не просят.
- Никогда не обещай того, чего ты не можешь сделать.
- Никогда не причиняй зла ничему живому.
- Мы не причинили вашей планете никакого зла, - в сердцах воскликнул Вик.
- Не успели, потому и не причинили. У вашего человечества огромные запасы и ресурсы для саморазвития. Если бы оно осталось на теперешней ступени, то, в конце концов, зашло бы в тупик.
- Мы сами вправе были выбирать свой путь!
- Вы его и выбрали! Ты так громко кричал, мы побоялись, что твое сердце разорвется. А ты должен еще очень многое сделать для своих землян. Иди по своему пути и постарайся быть объективным. Поиски справедливости очень сомнительный выбор. Постарайся быть счастливым. Так вы, кажется, называете чувство полного удовлетворения своей жизнью.
В наступившей тишине Вик услышал, как бешенно бьётся его сердце.
- С кем ты разговаривал? – Майя подошла бесшумно и положила руки ему на плечи. – Ты кричал в небо.
- Я кричал в небо. А оно осталось безразличным, - устало прошептал Вик и уселся на теплый песок, закрыв голову руками.

* * *
Через пять лет, на земле не осталось ни одного искусственно созданного предмета, и голая изуродованная городами и автострадами земля начала зарастать травой, заселяться мелкими зверушками и  ползучими гадами. Животный мир, как бы проснувшись от долгой спячки, спешил завоевать новые территории, застолбить свои участки. Постепенно, очень медленно, наполнялись реки и озера  чистой водой, заселялись рыбой.
Земля замерла в недоумении. Столько тысячелетий человек терзал ее своими выдумками, своим неуемным разумом. Уничтожал леса, джунгли, Вгрызался в самые недра ее, а сверху, как паутиной опутал сетью автострад. Даже сам воздух, которым она дышала, он сумел отравить.
И теперь, вот так, почти сразу, все исчезло. Остались раны и рубцы. Но она справлялась с этим очень быстро. Она лечила себя чистым воздухом, чистой влагой и чистой почвой.
Зазеленели молодые леса, которые все-таки успели посадить улетевшие земляне. Они были еще совсем маленькими, неокрепшими. Но их было много, и они обещали вырасти могучими и сильными.
Островитяне были отрезаны от материков. Но они умели общаться телепатически, поэтому знали, кто и как устроился в новом мире. Нужно было заботиться о пропитании, заново осваивать навыки рыбаков, пастухов, гончаров и строителей.
Приходилось выращивать лен и хлопок. Разводить коров и домашних птиц.
И все-таки убивать. Чтобы есть.
Вик выходил на лодке в океан. Суденышко было небольшим, поэтому нужно было ждать спокойной погоды и не отдаляться далеко от берега. Таких, как он, любителей рыбной ловли, нашлось еще около тридцати человек. Вот они и снабжали весь остров рыбой.
Майя занималась с детьми островитян, используя свои уникальные знания психолога и лингвиста.  Она старалась передать им все, что сама знала о своем мире. Каким он был и каким он стал. И почему так произошло.
Когда с Земли уходил последний космический корабль, все, кто остался, испытали невероятную тоску. Потому что уходила последняя часть их привычного мира, часть их самих, их цивилизация. И каждого посетила одна и та же мысль – что же будет с нами?
Но жизнь выдвигала все новые и новые требования, которые нужно было удовлетворять или отвергать.
Сначала пропал электрический свет. Какое-то время еще работали солнечные накопители. Но потом и они стали не справляться с нагрузкой. В домах продолжали потреблять энергию все бытовые приборы.
Потом замолчали один за другим все средства связи. Система спутников еще работала, но на земле уже не хватало энергии, чтобы принять сигналы.
Затем затихло снабжение водой.
Хорошо, что это не случилось в один день. Люди постепенно приспосабливались к новым условиям. И еще – они  стали общительнее, стараясь чаще видеть друг друга, чтобы помочь или просто подбодрить.

* * *
У Вика и Майи было уже два сына. Население острова росло, и люди постепенно стали привыкать к примитивной жизни. Оставаясь на Земле, они знали, к чему должны быть готовы. Но случалось всякое.
Один из островитян не смог справиться с депрессией, он сел в лодку, на которой рыбачил, и уплыл в океан. Он еще помнил, откуда приплывали на остров большие быстроходные суда. Его не покидала надежда, что на материке в том, большом мире еще сохранились города. Его пытались отговорить, предупреждали об опасностях, подстерегающих в океане. Все было тщетно.
Тогда вся община помогла ему собраться и потом долго стояла на берегу, молча наблюдая, как тает в морской  дымке маленькая точка.
У каждого было право выбора. И нужно было уважать это право.
Как-то Вик вышел из дома со своими сыновьями. Он усадил их в траву, улегся рядом, сжимая в руках их маленькие ладошки, и стал смотреть в бездонную голубизну неба. Вик знал, что за этой голубизной  - черный космос со своими жесткими и безжалостными законами. Он много раз видел землю из своего корабля – сначала крохотную звездочку, потом небольшой шарик,  затем – родную планету, которая всегда ждала его и принимала, как сына.
Вик  ощутил себя крохотной частицей своей планеты. Настолько крохотной и скоротечной, что безотчетно прижал к  себе малышей, чтобы совсем не пропасть в этой бесконечности.
Величаво и торжественно, в содружестве звезд, плыла Земля сквозь черную  мглу космоса. Здесь, на маленьком голубом шаре ветер шелестел в деревьях, кричали и щебетали на ветвях птицы, терпко пахла трава, уже высохшая от росы. В груди  Вика в унисон всему билось сердце. Он вдруг ощутил с полной несомненностью свое проникновение в этот мир, полное с ним слияние. Как будто это не планета, а сам он, огромный и мощный плыл в просторах мироздания. Переполненный этим восторгом и беспредельным счастьем любви к миру, чувствуя ответную, такую же беспредельную любовь живого мира к себе, сливаясь со всем сущим вокруг,  но не растворяясь в нем, а сохраняя себя, он подхватил на руки младшего сына и, высоко подбросив его, закричал:
- Живи!
Ребенок завизжал от радости. А Вик все подбрасывал  его и кричал, повторяя – «Живи!»
Странное дело. Он всегда знал это простое слово, но проник во всю его бездонную глубину только сейчас. И когда проник, это слово стало для него всеобъемлющим и бесконечным.
Он почувствовал себя безмерно счастливым. И вдруг в его мозгу зазвучал голос. Он был не тих и не нежен. Он был бесстрастен.
«Метастазы ликвидированы. Организм здоров. Радуйтесь! Равновесие восстановлено».

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!