F

Mila Gorina (Мила Горина) - Проснувшаяся. Мой любимый Реми. Соседка

Mila  Gorina
Ashdod (Israel)

Проснувшаяся



Открыв глаза, Диана увидела возле себя какую-то аппаратуру и незнакомых людей, похожих на врачей. "Неужели я в больнице?" - подумала она. Диана не слышала, как один врач шёпотом сказал другому: "Вы могли себе представить, что она когда-нибудь проснётся?! Тридцать пять лет - это срок! Самое удивительное, что она ничуть не состарилась!" Когда отключили аппаратуру, Диана попыталась встать. Её поддерживала медсестра, но в этом не было необходимости - Диана уверенно прошлась по палате.

- Мой ребёнок! - воскликнула Диана. - Я оставила его одного во дворе! Мне надо домой! Где моя одежда? Она помнила только, что играла с сыном в мяч, потом неожиданно почувствовала недомогание, вошла в дом и прилегла. Муж в то время был на работе.
Заведующий отделением говорил врачу:
- Уже лет десять никто не навещал её. Мы даже не знаем, живы ли её родные! Правда, у нас есть два номера телефона - её сестры и семьи сына. Если её сестра жива, было бы лучше, чтобы она приехала за ней. Сейчас самое страшное - это сообщить, сколько она проспала! Заведующий усадил Диану и проговорил как можно спокойнее:
- Знаете, Диана, вам наверное будет трудно узнать своих близких, ведь вы проспали много лет! Все они изменились...
- Сколько я проспала? - спросила Диана.
- Тридцать пять лет! Диана засмеялась.
- Такого не может быть! Ведь я ничуть не изменилась!

В это время в палату вошла женщина, лицо которой показалось Диане знакомым.
- Мама!- воскликнула она.
- Наши родители давно умерли, Диана! А я твоя сестра! Диана помнила Веронику пятнадцатилетней, а сейчас та намного старше её.

Дом сестры находился недалеко от больницы, и они шли пешком. Диана подумала, что мир мало изменился, женщины так же носят короткие юбки, немного иначе красят глаза и стригутся. В доме сестры её поразил цветной телевизор и переносной телефон.

- Диана скоро за тобой приедет сын! Представляю, как ты будешь рада, увидев его! Потом Вероника позвонила кому-то по телефону:

- Сейчас не приходи ко мне! Мою сестру выписали из больницы. Она очень слаба и стара, за ней нужен уход! Да, думаю, сын заберёт её к себе!

«Зачем она говорит неправду? - подумала Диана. - Ведь я выгляжу, как её дочь». Сестра ей рассказала, что она овдовела, детей не было, а сейчас встречается с мужчиной, у которого серьёзные намерения.

Наконец, приехал сын Дианы. Странно, что он не решился её поцеловать! Эта молодая красивая женщина его мать? В машине они ехали молча, потрясённые встречей. Невестка оказалась интересной особой. Зато восемнадцатилетняя внучка выглядела почти как Диана.
- Ты - моя бабушка?- бросилась к ней внучка. Как хорошо! Теперь мне есть с кем ходить на дискотеку! А то подружки все завистницы. Я тебя буду называть по имени. В кресле сидел пожилой мужчина. Он поднялся и направился к Диане.

- Диана! - воскликнул он, пытаясь её обнять. Она отпрянула, смущённо глядя на внучку.
- Дедушка! Оставь Диану в покое! Отныне она - моя сестра! Мне всегда хотелось иметь сестру.
- Диана! - продолжал старик! Я Роберт - твой муж! Вспомни, как мы любили друг друга! Диана помнила, что муж был её старше лет на десять. Ей тогда это нравилось - он был умнее и опытнее. Но сейчас...

- Диана! - позвала внучка. - Пойдём, примеришь мои джинсы и свитер! А то ты какая-то старомодная! Примеряя одежду, Диана вертелась перед зеркалом. - Ты классно выглядишь! Только стрижку надо сделать современную. Сейчас пойдём в парикмахерскую.

Во время ужина Диана, преобразившаяся и ещё более помолодевшая, торжественно оглядывала всех. Только присутствие мужа ей было неприятно. От взглядов сына она краснела, стараясь не замечать, как невестка недовольно молчит.

Назавтра она отправилась с внучкой на дискотеку. Она рано вышла замуж и завидовала девушкам, бегавшим на танцы. Сейчас она всё наверстает! Парень с длинными волосами, собранными в узел приглашал её уже на третий танец. Он совсем не нравился Диане, но внучка ей успела сообщить, что раньше он встречался с её подружкой, с которой она поссорилась. Поэтому внучка радовалась успеху бабушки. Потом другие парни приглашали её, и она чувствовала себя классной "чувихой".

Наутро внучка обо всём доложила дома. Муж Дианы тяжело вздохнул, а сын улыбнулся.

- Смотри, мама, чтобы из-за тебя там драки не было!

Через несколько дней она подслушала разговор сына и невестки. Они ссорились из-за неё!
- Это не совсем хорошо, что молодая женщина живёт в нашем доме - упрекала невестка.
- Но она же моя мать! - возражал сын.
- Не знаю, какая жена бы согласилась на такое ...

Диана зашла в комнату внучки, села и заплакала. За стеной был слышен старческий кашель мужа, который раздражал её. Неожиданно кто-то постучал в дверь. Это был Роберт.

- Можно мне поговорить с тобой, Диана? Ей некуда было деваться. - Все эти годы я один верил, что ты проснёшься, а сейчас ты не хочешь даже смотреть на меня... Тебе противно, что я стар! Я прошу тебя покинуть этот дом, видя, что ты чувствуешь к своему сыну! Это не материнская любовь! Ты любишь его как женщина!

- Было бы лучше, чтобы я вообще не проснулась! Хорошо, я уйду! Она вышла из дома, не зная куда идти. К сестре нельзя. У Дианы в сумочке были деньги, которые дала ей внучка. Она пойдёт вечером на дискотеку и подцепит парня. Она ещё может устроить свою жизнь! Но для этого нужно купить эффектное платье, очень модное. Она вошла в один магазин, потом во второй. Такого, как она хотела, не было.

Когда Диана переходила улицу, какой-то пьяный толкнул её. Она упала и сильно ударилась в голову. Прохожие помогли ей подняться, но она чувствовала, что ступает не так быстро и уверенно, как раньше. Тут она увидела большой магазин. Вот оно, платье её мечты! Сильно открытое, с разрезами от бёдер, с вырезом на животе. В нём можно подцепить кого хочешь! Оно висело высоко, и Диана попросила продавщицу достать ей его.

- Для кого оно? - поинтересовалась девушка.
- Для меня! - ответила Диана.
- Для вас?!- удивилась продавщица.- Но оно же для женщины, гораздо моложе вас!


Диана подошла к зеркалу и обомлела: оттуда на неё смотрела пожилая женщина. Она стала такой, какой должна была выглядеть в шестьдесят лет! Она вышла из магазина. Сейчас она может уже пойти к Веронике - той нечего опасаться. Но чувствовала, что сестре она всё равно не нужна.

Она стала думать о том, что сын и невестка мало внимания уделяют воспитанию внучки - вместо того, чтобы думать об учёбе, у той в голове только мальчики и дискотека. Следует поговорить с ней. Также сыну необходимо помочь наладить отношения с невесткой - она ему неплохая жена. Потом она подумала о Роберте, и у неё защемило сердце. "Этот его кашель, он мне совсем не нравится,- думала Диана. - Завтра же пойду с ним к врачу!" И она направилась домой, где скорее всего ей будут рады.


Мой любимый Реми

Мой любимый Реми! Это мысленное письмо тебе в никуда от твоей когда-то любимой Леи! Сколько таких писем я отправила тебе в течение жизни! Это, надеюсь, последнее… Мне уже много лет, взрослые дети, внуки. Жизнь прошла, пролетела без тебя.

А ведь как мы любили друг друга в предвоенном Париже. Мне было двадцать- двадцать один, тебе – двадцать пять. Вспоминаю наши свидания, объятия, планы на дальнейшую совместную жизнь. Мы даже представляли, какие у нас будут дети! Я очень хотела, чтобы сын был похож на тебя, с такими же карими, бархатными глазами, густыми каштановыми волосами, в которые я так любила запускать руки.

Ты мечтал о дочке такой, как я, волосы у которой никогда нельзя было расчесать – они торчали во все стороны. Говорил, что я смешная, потешная и очень ласковая. Мы даже представить не могли, что не останемся вместе…

Я, Лея, была худой, длинноногой. Быстро бегала. Особенно на наши свидания всегда прибегала, запыхавшись. Ты ещё шутил, что, мол, ты никуда не денешься, ты будешь ждать меня, сколько надо! Ох, как ты был неправ тогда… Но, бедный, сам ничего не знал...

Через год после начала войны, немцы развесили по городу объявления – все евреи в такой-то день должны собраться на Зимнем велодроме. Никто не знал, что это значит. Я жила с родителями и младшей сестрой Диной, ты – с родителями и бабушкой.

Накануне того дня я заболела – поднялась температура, я вся горела. Мама сказала, что я никуда не поеду, что они напишут и я приеду к ним потом.
Не знаю, видел ли ты, мой любимый, мою семью на велодроме? Думаю, нет. Ведь среди двадцати пяти тысяч трудно разглядеть кого-либо. Просила родителей передать тебе привет. И всё. Больше никого никогда не встречала.

Выздоровела и осталась одна. Должна была прятаться – теперь немцы уже не скрывали, что евреи подлежат уничтожению. Была объявлена награда за поимку - 100 франков! Сначала я пряталась у соседки – пожилой француженки, помнившей меня ребёнком. Потом уехала в деревню и жила у крестьян, меняя всякий раз место обитания. О том, что немцев больше нет в Париже, узнала, сидя в чужом сыром подвале. Был шум во дворе. Неделями я не ела, сильно исхудала. Пешком вернулась в Париж. В мою квартиру никого не поселили, и я стала в ней жить. Устроилась работать на фабрику. Ведь у меня совсем не было денег. Каждый день, каждый час вспоминала о тебе, поняв, что нам уже не увидеться. Странно, но пока шла война, боялась, что меня найдут и убьют. Теперь я за себя была спокойна, но поняла, любимый мой Реми, что ты погиб, и тебя больше не увижу.

На улице познакомилась с американским солдатом. Нет, я не влюбилась в него, это он полюбил меня, захотел жениться и увести в Америку. Я согласилась.

Всю жизнь прожила в далёкой Америке. Я уже очень стара и скоро умру.
Но прежде хочу так прижаться к тебе, любимый, как прижималась на наших свиданиях – всем телом и душой! Думаю, что ты в раю, мечтаю тоже попасть туда! Как меня примут там твои родители, да и мои родители?

Мне страшно… Ты умер молодым... Я прожила долгую жизнь и состарилась... Тебе противна будет дряхлая старуха...Ты, любимый, сделаешь вид, что не знаешь меня... Скорее, меня просто не узнаешь... Любимый, любимый … Реми!

Соседка

Утром мы одновременно вышли из квартир, я и незнакомая девушка с двумя собаками на поводках. Одну собаку я узнал – это был рыжий Дик моего соседа Игната Христофоровича. Девушка была очень худая, коротко подстриженная, в высоких сапогах. На голове наушники, в кармане плейер.

- А где Игнат Христофорович? – поинтересовался я. Девушка сняла наушники, и мне опять пришлось повторить вопрос. Итак, я узнал, что мой уже пожилой сосед отправился в Чехию на полгода по работе, а девушка, его племянница, приехала из другого города со своей собакой, чтобы ухаживать за Диком и за квартирой. Так я познакомился с Алисой.

Мы сталкивались довольно часто на лестнице, и она всегда была в наушниках. По вечерам, когда она выводила собак, на площадке и на лестнице был слышен громкий лай.
Наверное, меня можно было назвать старым холостяком. Девушек у меня всегда было достаточно, но создавать семью не спешил. Привык к одиночеству. Алиса не была красавицей (девушки у меня были и лучше!),
Но она была какая-то своеобразная, немного потешная, забавная.

Однажды утром, выйдя одновременно из своих квартир, она мне сообщила, что звонил Игнат Христофорович, он женился и просит сделать ремонт в его квартире. А на время ремонта она бы хотела пожить у меня. Разумеется, я согласился. Она погладила меня по рукаву свитера.
Через несколько дней Алиса с Диком и Чапой перебрались ко мне, а в соседней квартире начался ремонт.

Как-то, вернувшись с работы, я увидел собак, лежавших в прихожей, а в салоне на диване, укрывшись моим пледом, спала Алиса. Услышав мои шаги, она вздрогнула и открыла глаза. « Стас, как хорошо, что ты уже вернулся! Я соскучилась! Весь день одна…»

Я улыбнулся и присел у её ног. Алиса взяла меня за руку. «Знаешь, чего я хочу сейчас больше всего?» - спросила она. – «Чтобы закончился ремонт?- специально спросил я. – «Нет! Я хочу… хочу, чтобы ты меня поцеловал!»
Я не посмел её обидеть. Её поцелуи были такими страстными, что я подумал, как сильно она меня любит, а я не замечал. Потом я понял, что она хочет большего. Вообще Алиса относилась к категории женщин, которые, не любя, не отдаются. Моё благожелательное отношение она принимала как любовь.

Теперь по утрам меня будили собаки, зато Алиса готовила завтрак. Ремонт подходил к концу. Алиса подолгу находилась в квартире дяди: убирала, чистила, словом, готовила квартиру к приезду хозяев.

… Она вошла ко мне грустная.- Знаешь, Стасик, дядя звонил! Скоро они с Владой возвращаются. Он просил меня до их возвращения уехать с собаками! Оказывается, у Влады аллергия на животных!
Как-то вечером, когда Алиса гуляла с Диком и Чапой, в дверь позвонили. На пороге стоял Игнат Христофорович, позади его громоздились сумки и чемоданы и яркая, красивая жена Влада, с интересом взглянувшая на меня.

- Стас, здравствуйте! Думаю, Алиса оставила у вас ключи!
- Да, разумеется! – ответил я и вынес ему ключи.

Я принялся торопливо собирать Алисины вещи. Потом с чемоданом вышел во двор. Ещё издали увидев Алису с собаками, пошёл им навстречу. Рассказ о
возвращении дяди и новой красавицы тёти её расстроил. – «Я не думала, что они так скоро вернутся…» - проговорила она и заплакала. Я обнял её.

- Давай, я отвезу вас домой! Её город находился километрах в пятидесяти отсюда. Она согласилась и устроилась с собаками сзади. Всю дорогу мы молчали – она слушала музыку. Я довёз её до дома и помог занести вещи.

В квартире у неё было неубрано, запущено. Видно, что уезжала она второпях. «Он даже Дика не захотел увидеть! - сокрушалась Алиса. Сказал бы мне точно, когда приедет. Всё из-за неё … На что идёт мужчина ради любимой женщины!»
Я чувствовал, что Алиса ждёт от меня каких-то слов о продолжении наших отношений. Но я упорно молчал. Обнадёживать её я не мог. Она понимала, что я должен ехать, так как завтра утром на работу. Мы сухо расстались.

Вернулся я уже под утро. Когда открывал дверь своей квартиры, из чуть приоткрытой двери напротив, я увидел синий глаз и прядь светлых волос. Это была Влада, но я сделал вид, что ничего не заметил.

... Прошло почти два года. На юбилей Игната Христофоровича приехала Алиса. Я её сразу даже не узнал - она немного поправилась и отрастила волосы. Мы сидели за столом рядом. "Приятная женщина!" - впервые подумал я о ней.

Когда танцевали, я поинтересовался, есть ли у неё кто-то. "И "да", и "нет"! - отозвалась она. "Как это понять?" - я
терялся в догадках. - Алиса! Ты встречаешься с женатым ? - прямо спросил я - Нет, что ты?- возмутилась она.

- Тогда, как расшифровать твои слова? - Просто у меня на самом деле никого нет, но я живу надеждой ! - улыбнулась она.

Я хотел спросить, не я ли та надежда, но промолчал. У себя в квартире я пожалел, что мы тогда так просто расстались. Я даже швырнул диванную подушку в дальний угол комнаты.

На следующий день она уезжала. Я вызвался её отвезти домой.
-"Вижу, что вы давно хорошо знакомы!" - хитро усмехнулся Игнат Христофорович.

В машине заговорили о собаках. Оказывается, Дик перенёс тяжёлую операцию.

Когда приехали и ужинали, я неожиданно произнёс: "Алиса, переезжай ко мне, а потом мы всё оформим!" - А как же собаки? - Ты забыл, что Влада их не переносит?
- Причём здесь Влада? Мы даже можем сменить квартиру!

Алиса загрустила.
- Ты же не любишь меня! - проговорила она.

- Почему?! Может, и люблю! А без шекспировских страстей семья не создаётся? Нам уже достаточно лет!

- Ладно, я подумаю! Прощаясь, мы расцеловались.

На обратной дороге моя машина попала в аварию, а я в - больницу. После многих операций врачи объявили, что ходить я никогда не буду.
Алиса переехала ко мне, ухаживает за мной, возит на прогулки. Мы в самом деле сменили квартиру, живём на первом этаже в соседнем доме.

Собаки живут с нами!

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!