F

Эдуард Лекарь. Газодобытчик.

Эдуард Лекарь 

 (Ричмонд Хилл)



                                                                                               Лауреат литературной премии                                              
                                                  «Лучший автор альманаха Литературная Канада-2015»    

Газодобытчик

Израиль. Горное плато в пустыне Негев, высота над уровнем моря 700 метров.                                                                 Сегодня у Ильи выпала ночная смена, и он остался наедине с пустыней с 8-ми вечера до 8-ми утра. Домик, в котором располагался пункт управления добычей и отправкой потребителям природного газа, располагался на горном плато где-то посреди пустыни. Вокруг домика был метровый сетчатый забор, чтобы верблюды не заходили на территорию и не повредили располагавшиеся тут трубы, краны, задвижки, насосы, датчики и всё остальное хозяйство. По трём рабочим компьютерам проверил общее состояние скважин и трубопроводов. Приготовил на кухне себе кофе, выключил кондиционер и открыл окно, - в горах жара спадает быстро. Так же быстро потемнело. Вышел из домика. Тишина была абсолютной, звёзды казались огромными и очень близкими. Небо было просто усеяно звёздами, вспомнилась информация, что звёзд на небе больше, чем песчинок на земле. Зрелище звёздного неба всегда завораживает. В том месте горизонта, где километрах в 10-ти находился городок, в котором Илья жил, виднелось светлое пятно. Невидимый за горами городок как бы подсвечивал небо своими огнями. Одна звёздочка довольно быстро передвигалась по небосводу. Видимо это был какой-то спутник. Среди ночи позвонил оператор с завода суперфосфатов, сообщил, что у него не хватает газа вывести печь на режим. Проверил по компьютеру,- давление было на нижнем пределе нормы. Пообещал добавить. Ночью расход газа меньше, в работе было только три скважины. На одной давление снизилось. Видимо, скопился конденсат. Скважина была недалеко, километра три-четыре, но среди ночи просто по пустыне, без всякой дороги, объезжая в свете фар валуны и рытвины, можно было не найти или скважину, или дорогу обратно. Так что о поездке на продувку скважины и думать было нельзя. Оперируя на компьютерах, полностью закрыл скважину и расконсервировал резервную. Давление выросло. Через час позвонил заводской оператор с благодарностями. За окном посветлело. В горах светает так же быстро, как темнеет. И, вдруг, из окна стали доноситься звуки музыки. Илья оторопел от удивления и выскочил из домика. Увиденное вернуло его на 12 веков назад во времена будущего царя Давида, который в этих местах был пастухом и пас овец отца. С ближайшего холма спускалось большое стадо овец, а за ним шёл молодой бедуин и играл на мизмаре - тростниковой дудочке, похожей на свирель. Мелодия была бесхитростной, но приятной. Первые лучи солнца освещали всю эту картину. Прошли века, а ветхозаветная пустыня продолжает жить своей жизнью.


Впервые

3 сентября 2015 года я сидел перед телевизором и с огромным интересом смотрел прямую трансляцию из Пекина военного парада победы, посвящённого 70-летию окончания Второй мировой войны. Китай ВПЕРВЫЕ демонстрировал свою военную мощь. По необъятной площади Тяньаньмэнь маршировали колонны военных. Все их движения были настолько синхронными, что порой казалось, что это не живые люди, а компьютерная графика. Шла новейшая тяжёлая техника, ракетные комплексы. В небе боевые самолёты построили цифру 70. Нескончаемые колонны продолжали движение, а мои мысли вдруг унеслись на много десятилетий назад.                                                                                                        
 Всю войну и первые послевоенные годы мы с мамой прожили в Сибири, в селе на станции Каргаполье. Когда отец забрал семью к месту своей службы, очень многое случилось для меня ВПЕРВЫЕ.                                                                                        

ВПЕРВЫЕ я ехал неделю на поезде не в товарном вагоне, как в эвакуацию, а в купированном.                                                          
ВПЕРВЫЕ, хоть и из окна вагона, я увидел знаменитое озеро Байкал. Отец вышел на каком-то полустанке и купил очень вкусную рыбу омуль. Однажды я с отцом пошёл в вагон-ресторан и ВПЕРВЫЕ узнал, что такое существует. Мы ели странный суп под названием "солянка", а я сказал, что мне не нравится вкус маслин. Отец ответил, что я пойму вкус маслин после того как узнаю трудности жизни. Он оказался прав. Мы приехали во Владивосток, и я ВПЕРВЫЕ увидел большой город и море. Отец пошёл в магазин и купил булочки, которые он называл странно - "франзольки". Когда он их порезал, я ВПЕРВЫЕ увидел белый хлеб. Хлеб был вкусный, но его белый цвет удивлял больше.
Затем ВПЕРВЫЕ было 10-дневное путешествие на военном корабле по Тихому океану из Японского моря в Желтое. Возле Кореи я ВПЕРВЫЕ увидел самолёты, - это были военные американские самолёты. Они летали так низко над кораблём, что на корпусе одного из них я увидел картину женщины, на другом был изображён полицейский.
Вскоре после приезда я начал ходить в русскую школу, она была 3-х этажной, из красного кирпича, что сильно отличалось от нашей сельской школы. В сентябре 1949 года мы начали учить песню композитора Мурадели "Сталин и Мао слушают нас", и в конце сентября на школьном сборе я с товарищами ВПЕРВЫЕ спел её хором. Нас распустили на 3-х дневные внеплановые каникулы. И вот настало 1-ое октября 1949 года - день образования китайской народной республики. По центру города прошла демонстрация, и я ВПЕРВЫЕ увидел такое мероприятие. Это была поистине "демонстрация трудящихся". Шла колонна человек в 300, и у каждого на плече была мотыга, а у следующей колонны были кувалды на длинной ручке. Шли колонны со снопами, с лопатами и другими инструментами. Особенно запомнилась колонна ходулеходцев, - все шли на ходулях. Когда движение ненадолго застопорилось, они проходили мост, и все расселись на ограде, перилах и опорах моста. Диковинное зрелище. Все были одеты в спецодежду из синей хлопчатобумажной ткани.
По случаю праздника в городе открывали большой кинотеатр. Выпросив у родителей денег, мы с товарищем пошли на его открытие. Возле кинотеатра к нам подошли ребята из класса и по большому секрету сообщили, что они нашли мину и будут её разряжать, чтобы устроить салют. Билеты в кино были уже куплены, поэтому мы очень просили подождать нас до конца сеанса. До этого я смотрел кинофильмы в сельском клубе или в клубе воинской части, а тут я ВПЕРВЫЕ попал в настоящий большой кинотеатр. Фильм был на неизвестном нам и всему залу языке, видимо, на испанском, но это не мешало, так как фильм был красивый, видовой, о путешествии по Южной Америке. После сеанса мы купили по палочке райских яблочек в сахарной глазури, - чисто китайское лакомство. Придя домой, мы узнали страшную новость: ребята разряжали мину, и троих уже нет в живых. Через два дня я ВПЕРВЫЕ хоронил своих товарищей. До сих пор помню оспины от пороха на их лицах.
Грустное воспоминание вернуло к действительности, и я увидел, что на экране телевизора продолжается трансляция парада, идут войска, и их приветствуют вожди.

Суд

Памяти Гасенко А.Ф.
Украина,                                                                                                                        
город Краматорск, самый конец 20 века.

Анатолий Фёдорович приехал в этот город по направлению из института, да так и проработал 40 лет на одном заводе. Через год женился на местной девушке и переехал из общежития в дом жены, которая была единственной дочкой и жила с родителями. Небольшой домик на 4 комнаты с садиком на 2 вишенки и клумбы с цветами.
Последние 3 года Анатолий Фёдорович получал зарплату, пенсию и намёки начальства, что пора уже отдыхать. Сын вырос, растут внуки, остались они с женой одни в этом доме, и решил Анатолий Фёдорович отметить выход на пенсию заменой шиферной крыши на доме. Крыша была примерно его лет и давно потрескалась. Договорился с прорабом о сроках, цене и стал ждать начала работ. Через неделю к дому подъехал полугрузовик-полуавтобус, из него прораб выгрузил лестницы, ящики с инструментом и 3-х рабочих.
Прораб представил:
- Знакомьтесь! Это Владислав, кровельщик, а эти двое подсобники, старшеклассники, устроились на лето заработать на мелкие расходы.                                                                         Владислав выглядел весьма представительно: чистая, тщательно поглаженная спецодежда, на талии какой-то спец пояс с множеством карманов для инструментов, кепка с козырьком, защитные очки с тёмными стёклами. Работа закипела слаженно и без суеты.
К концу дня старый шифер был снят и аккуратно сложен у дороги, двор вокруг дома был подметён. Ребята быстро убежали, а Владислав, обмерив стропила, спустился с крыши. Жена накрыла скатёркой столик под вишней, и Анатолий Фёдорович пригласил мастера поужинать. Владислав поблагодарил, но отказался. Тщательно умылся, сказал, что за ним должна заехать жена по дороге с работы, но опаздывает. Согласился попить чайку, тем более, что пообещали к чаю вишнёвое варенье с того дерева, под которым сидели.
- А где Ваша жена работает?
- Она судья в горсуде, что-то задерживается.
- Не часто встретишь: жена судья, муж кровельщик!
- Мы поженились ещё в университете. Я по образованию адвокат, но всё детство провёл на крышах, помогал отцу потомственному кровельщику. Привык смотреть на мир сверху, а адвокат видит мир с самого низа из неприглядной его стороны. Видишь, что человек жулик и подлец, а ты его должен защищать. Шесть лет отработал, квартиру купили, и я ушел на вольные крыши. Прораб меня очень ценит, так как есть у кого проконсультироваться по сложным вопросам частного бизнеса.
К дому подъехала легковая машина, вышла женщина в строгом синем костюме, но с открытой улыбкой. Согласилась выпить чаю, сказав:
-Чашка чая под вишней это гораздо приятней, чем у нас на 4-ом этаже.
- А судьёй быть, наверно, трудно?
- Всяко бывает.
Анатолий Фёдорович задумался, а потом сказал:
- Меня Бог миловал, даже в здании суда никогда не бывал.
- Судя по возрасту, Вы пенсионер. К нам пенсионеры ходят, как в театр. Вот и Вы приходите хоть разок. В эту среду в 10 часов будет очень интересное дело, папку с делом принесли только в конце дня, вот и задержалась, читала, не могла оторваться. От Вас тут до суда несколько остановок.              Помещение зала заседаний суда, действительно, напоминало театр в миниатюре. Зрительный зал и сцена на возвышении, где располагались судья и помощники. Зал был почти заполнен , действительно, в большинстве пенсионерами. Много знакомых лиц и даже соседей.
Судья объявила о начале слушанья и предоставила слово истцу.                                                                                                        
Истец: Я, Сидорчук Николай, работаю в бригаде озеленителей при городской управе. Сейчас конец лета, а все вы помните, какой ураган был в городе в январе. Сотни деревьев повалило, половина города без света. Вот наша бригада и работала 3 дня по 18 часов в сутки, пока всё убрали. Начальство издало приказ: каждому из нашей бригады премию по 500 гривен. Денег, как всегда, не было, но в середине мая выдали. В конце смены подошел бригадир и сказал, что нужно остаться сверхурочно,- на водоканале забилась травой сетка водозаборника, нужно очистить. Чтоб не потерять деньги, попросил Василия Онопко из нашей бригады занести их моей жене, он от нас через дом живёт. Вечером пришел домой, спросил, заносил ли Василий деньги, и узнал, что за мои деньги Василий совратил мою же жену. Вот я и требую, чтобы Онопко Василий вернул мне 500 гривен, а те 500 гривен заработала жена.
Ответчик: Я, Онопко Василий, работаю в одной бригаде с Сидорчуком Николаем. Деньги, 500 гривен, мне Николай давал, я их занёс его жене и, шутки ради, предложил ей переспать со мной, а она согласилась, так что отступать было неудобно. Считаю, что деньги я отдал.
Свидетельница: Я, Сидорчук Оксана, работаю продавцом в универмаге. Тогда в мае ждала мужа с работы, стол накрыла, а тут пришёл сосед Василий и стал говорить, как давно я ему нравлюсь. А чего не нравиться, женщина я видная. Он мне сказал, что Николай задержится часа на 4, и предложил отдаться ему за 500 гривен. Деньги огромные, а делов то всего ничего. Ну, я и согласилась. Когда Николай пришел, то первым делом спросил, заносил ли Василий его премию 500 гривен. Я от удивления сразу во всем призналась. Считаю, что Василий Онопко должен нам ещё 500 гривен.
Анатолий Фёдорович ожидал услышать хохот в зале, но оказалось, что большинство знало эту историю и лишь широко улыбались. Прямо как в театре, все знают содержание пьесы и следят за игрой актёров.
Судья удалилась для вынесения решения, а Анатолий Фёдорович удалился наблюдать за ремонтом крыши. Вердикт суда ему было у кого узнать.
Ричмонд Хилл 2016

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!