F

Константин Смоленцев. ХУДШИЙ ДРУГ — ЛУЧШИЙ ВРАГ.

Константин Смоленцев

Оттава



ХУДШИЙ ДРУГ — ЛУЧШИЙ ВРАГ
Роман о деловой жизни и не только
(продолжение)

Заходящее солнце слепило глаза, и Ксения надела темные очки. По случайно выбранной радиостанции передавали композицию Smoke On The Water с живого концерта Deep Purple. Ритмичная и в то же время мелодичная композиция с переливами соло-гитары и дружно подпевающей публикой хорошо восстанавливала немного ослабевший к вечеру энергетический тонус завершающегося рабочего дня. На перекрестке улиц Кеарни и Пайн Стрит пришлось притормозить, пропуская переходящих дорогу людей. Один из пешеходов повернул в сторону машины голову, и на мгновение их взгляды встретились. Ксения непроизвольно вздрогнула, но проезд освободился, и женщина уверенно повернула направо. Непонятное волнение охватило ее: «Что со мной? Что произошло? Взгляд мужчины? Я его знаю?!» Она резко затормозила, визг покрышек слился с раздавшимся продолжительным гудком, и из объезжающей машины показали средний палец. Ксения непроизвольно включила аварийную сигнализацию.
«Не может быть! Не может быть! — она пыталась сосредоточиться. — Мыслитель в Сан-Франциско?! Да, он недавно мельком упоминал, что собирается ненадолго покинуть Москву, но…» Мозг быстро выстраивал логическую цепочку: деловая командировка за пределы Москвы — гость из России — инвестиционный фонд Alcatraz Venture Capital Group… «Боже мой! — Ксения откинулась на спинку сиденья. — Какая же я дура! Мы были в одном офисе, в соседних кабинетах, могли встретиться в лифте или коридоре, а пересеклись случайно на улице!»
Выключив аварийку, она резко нажала на педаль газа в надежде, что его можно попытаться догнать. Практически сразу сзади раздался звук сирены, и Ксении пришлось снова остановиться. К открытому окну не спеша подошел офицер полиции:
 — Добрый день! Как дела? Можно ваше водительское удостоверение, мэм? — внимательно изучив документ, служитель порядка осмотрел через окно салон автомобиля и вежливо поинтересовался: — У вас все хорошо?
Ксения с досадой глубоко вздохнула:
— Теперь не знаю…
— Вам нужна помощь?
— Боюсь, что вы мне не поможете.
— Проблема?
— Проблема в том, что я увидела на перекрестке человека, которого давно не видела и очень хочу увидеть, а теперь не знаю, смогу ли его найти…
— Будьте внимательны на дороге, мэм, — полицейский отдал ей права и вернулся в свой автомобиль.
Знакомого лица уже не было ни на перекрестке, ни на ближайших улицах. Почти час прокатавшись безрезультатно по району, расстроенная Ксения позвонила Филиппу:
 — Прости, что поздно беспокою. Случайно не знаешь, тот русский, что сегодня был у вас, еще в городе?
Филипп осторожно поинтересовался:
— У тебя все нормально?
— Да, — стараясь скрыть волнение, ответила она.
— Я не в курсе, Генри с ним ведет переговоры.
— Понятно. А у Генри можно поинтересоваться?
— Можно, но только он сегодня на приеме у одного китайского миллионера, поэтому мобильник должен быть отключен. Скорее всего, только завтра утром снова включит.
Ксения потерла рукой лоб.
— Филипп, буду признательна, если ты прямо с утра спросишь у Генри и сразу перезвонишь мне, хорошо?
— Нет проблем. А зачем тебе этот русский, если не секрет?
Не ожидая простого логичного вопроса, Ксения растерялась, но быстро нашлась:
— Мне надо бумаги в Россию передать, с ним будет быстрее и надежнее, чем по почте.
— Окей, — Филипп громко дышал. — Прости, я в тренажерном зале сейчас, не могу долго разговаривать.
— Да, конечно, извини, что отвлекла.
Не успела Ксения выключить мобильник, как он зазвонил. Это была подруга.
 — Да, Лена?
— Привет, подружка! Ты уже дома?
— Нет, Лен… в даунтауне еще.
— Встречалась с кем?
— Хотелось бы, да не получилось…
— Ксюш! А чего голос такой расстроенный? Пили ко мне, выпьем, поболтаем за жизнь.
— Лен…
— Никаких возражений! Серега все равно в командировке, чего тебе в пустом доме делать?
— Не знаю…
— Отставить капризы! Жду! Я пошла закуски готовить… и включаю джакузи, погреемся-расслабимся.
Взглянув на часы, Ксения направила машину в сторону дома подруги.
Не раздеваясь, Ксения упала на диван и закрыла глаза.
— Что с тобой, подруженька, не заболела, чай? — Лена была уже в банном коротком розовом махровом халате и заканчивала нарезать фруктовый салат.
Ксения молчала.
— Понятно, она еще и обет молчания дала. С Серегой что-ли поругалась?
— Он же в командировке, как я могла с ним поругаться? — ответила Ксения, не открывая глаз.
— Поругаться можно и по телефону, было бы желание.
— Ленка, я произвожу впечатление скандальной женщины?
— Не то, чтобы… Тогда чего?
Ксения глубоко вздохнула и села:
— Кто-то обещал джакузи и выпить?
— И этот кто-то не бросает слов на ветер! Джакузи бурлит, фрукты, лед, водка и мартини готовы к употреблению, так что сбрасывай с себя пыльные наряды и ныряй вслед за мной.
Девушки разделись и, взяв фрукты и бокалы, вышли обнаженными в закрытый внутренний дворик. Извилистая дорожка из камней между клумб с цветами вела к большому квадратному джакузи, спрятавшемуся от посторонних глаз среди кустов роз. Ксения невольно залюбовалась фигурой идущей впереди Лены. Темно-каштановые волнистые волосы практически прикрывали тонкую талию. Немного большеватый по меркам современной моды низ фигуры плавно покачивался вслед за красивыми стройными ногами.
— Ленка, а у тебя не было родственников из Персии? — не удержалась Ксения.
— Вроде нет, хотя… я мало что знаю про свои корни, ходили в семье слухи о смешении украинских и армянских кровей.
— Ты знаешь, что получился весьма удачный микс?
Лена повернулась и, улыбаясь, сказала:
 — Догадываюсь. К тому же мне об этом всегда говорят мужчины.
Теплая вода действовала расслабляюще, бурлящие упругие подводные фонтанчики заботливо массировали молодые женские тела.
Лена сделала коктейли и, подав бокал подруге, предложила тост: «За наше женское счастье!»
Ксения пригубила напиток:
 — А можно просто водки?
— Вот это по-нашему! — довольная хозяйка быстро налила в рюмки холодную «Столичную». — Ну, за нас, девочек!
Ксения залпом выпила. Пар от теплой воды медленно поднимался вверх и в свете уличных фонариков создавал уютную атмосферу, насыщенную запахами цветов и свежескошенной травы. Откинув назад голову и расслабив тело, она подняла глаза к небу. Не хотелось ничего говорить, не хотелось даже думать, хотелось стать такой же невесомой и вездесущей, как испаряющаяся вода, и медленно раствориться в воздухе города, сверху осмотреть улицы и найти среди тысяч людей одного — Мыслителя.
Молчание прервала нетерпеливая подруга:
— Ксюш, что с тобой происходит?
— Мы сегодня были рядом и не встретились…
— С кем ты должна была встретиться? — Лена стала раздражаться от того, что никак не могла понять причину состояния подруги.
— С Мыс-ли-те-лем, — по слогам произнесла Ксения.
— Стоп! Ты же говорила, он живет в Москве?
— Живет в Москве. Но сегодня был в Сан-Франциско.
— Кое-что проясняется. Вы договорились увидеться и разминулись, да?
— Нет. Мы не договаривались. Он даже не знает, что я живу в этом городе. Но мы должны были увидеться, — голос Ксении дрогнул. — Я видела его, а он меня нет. Точнее, тоже видел, но вряд ли узнал, даже если бы и вспомнил, как я выгляжу. Я была в автомобиле и в темных очках, поворачивала на перекрестке, а он переходил дорогу.
— А ты не могла перепутать? Вдруг это не он?
— Он, точно он, я не могу перепутать.
— Знаешь, подруга, — хозяйка налила в рюмки водку, — а ты не находишь, что это уже не нормально?
— Что ты имеешь в виду?
— Ты случайно видела человека один раз в жизни, тот ли это человек, которого ты видела и о ком думаешь, — еще вопрос. С кем-то ты иногда переписываешься по интернету на отвлеченные темы. С кем — тоже вопрос. Кого-то ты случайно увидела на перекрестке — кого именно неизвестно. Не много ли вопросов? Не плод ли это твоей буйной девичьей неудовлетворенной фантазии?
— Отстань!
— Ты не хочешь мне отвечать, подружка дорогая, или самой себе?
— Я просто вообще не хочу ни говорить, ни возражать, ни обсуждать, вот и все.
— Ты ─ больная. Тебя нужно либо еще больше загрузить работой, либо тебе нужно завести сразу двух любовников. А лучше одновременно и то, и другое.
— Кто из нас больной — это еще вопрос, — Ксения вяло отбивалась от расспросов и советов настойчивой подруги.
— Давай так, чтобы не мучить себя, набери гостиницу, поговори с ним и все прояснится.
— Умно, — Ксения вздохнула, — только в какую звонить… мне их на два дня обзванивать хватит.
— Умно, это когда ты свяжешься с ним по мессенджеру, а потом перезвонишь по телефону.
— Ленка, ты не больная, ты самая здоровая на свете женщина! — Ксения резко поднялась. — Что ж ты раньше молчала?!
— А кто пытался тебя разговорить? — подруга была явно довольна, что дала дельный совет. — Ты еще больше бы в небо глядела и глаза закатывала!
Ксения уже не слышала этих слов. На ходу вытираясь полотенцем, она торопилась домой к своему компьютеру.

Побродив по парку Пресидио, Николай вышел к мосту Золотые Ворота. Скинув туфли и сняв носки, с наслаждением медленно шел босиком по песку вдоль воды, любуясь на алое свечение в лучах заходящего солнца одного из самых знаменитых мостов в мире.
Вернувшись в гостиницу, включил лэптоп. От Виктора Дмитриевича было короткое письмо: интересовался, как прошло знакомство с инвестиционным фондом. Заканчивалось письмо советом сильно поздно по городским улицам не гулять, чтобы не получилось, как в анекдоте, который он тут же и изложил.
Советский турист (Т) заблудился в Сан-Франциско и под вечер забрел в квартал розовых фонарей. К нему обращается сутенер (С):
C: What do you want?
T: Сорри, май инглиш соу бед. Ай вонт...
C: A girl?
T: Ай вонт...
C: A boy?
T: Ай вонт... (долго смотрит в словарик) Ай вонт совиет консул.
С: O-о-о, it's possiblе. But very expensive...
Почему-то сегодня Николай не ожидал разговора с Собеседницей и даже слегка вздрогнул, когда заморгал сигнал вызова мессенджера.

***
— Привет тебе, Мыслитель!
— Привет и тебе, Собеседница!
— Как день? Надеюсь, с пользой?
— Хороший день. И приятный, и полезный. Как все хорошее, он слишком быстро закончился.
— Слишком…
— Ты сегодня немногословна. Расстроена чем-то?
— Да так… Ты не в Москве?
— Нет, в командировке.
— Надолго?
— Через несколько часов улетаю.
— Так быстро?
— Да, как-то быстро в этот раз.
Мессенджер на какое-то время замер.
— Счастливого полета, Мыслитель! И… возвращайся.

***

Иконка мессенджера погасла.
Какое-то странное ощущение осталось у Николая после этой переписки. В течение дня он часто вспоминал разговоры с Собеседницей, то в офисе венчурного фонда во время переговоров, то во время прогулки по городу, то глядя на красный мост в золотистых лучах вечернего солнца. Собеседница вспоминалась, а вот беседы с ней он никак не ожидал. И последняя фраза из диалога не очень понятна — «…возвращайся». Вроде бы и так утром перелет в Москву. Н-да… Николай посмотрел на время — спать оставалось не более четырех часов.
Ксения нажала на кнопку отключения компьютера, положила голову на подлокотник дивана, закрыла глаза и мгновенно уснула прямо в одежде. Снилось ей, что она в вечернем платье сидит на берегу океана рядом с Мыслителем. Они молчат и смотрят на лунный след на поверхности воды. Веет ночной прохладой. Он заботливо накрывает ее пледом, она благодарно прячет свою ладонь в его руке, и чувство полнейшего спокойствия и беспричинной радости овладевает ею…

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!