F

Петр Пыталев. Перед выбором

Петр Пыталев 

Торонто



Перед выбором

Нет разрухе конца и дна
И безрадостен окоём:
Будто в иго страна отдана,
Тускло, серо на сердце моём.
Уши больше не держат лапшу,
Торжествует наглое зло…
Боже мой! Прости, что ропщу, —
Стало в старости так тяжело.
Безголовых «элита» голов,
И тоска всё теснит в душе,
Так, что я досрочно готов
На Тот Свет уже, на ПМЖ.
И вдруг проблеск: воспрянь, выбирай, —
Поселилась в Канаде дочь:
Ты в почти что построенный рай,
Очевидно, сбежать непрочь?
Но с отчаянием сознаю:
Тех друзей, что в краю родном,
Нет не только в комфортном краю —
Во всём мире нет, остальном!
Там безбедно в любые года,
Если немощен даже и хил…
Но так страшно дальше тогда
От родительских могил.
Оттого ещё не спешу:
Не забрать с собой, не сберечь
То, чем я живу и дышу:
Атмосферу — родную речь.
 2013. Херсон.


Торонто

Начну свой репортаж из города Торонто
С банального клише: «Всё чинно, благородно…»
Не хмарочёсов высь, огней рекламных знаки —
Я поражён другим: какие здесь собаки!
Ни в стае, ни одной — у мусорки лежачей,
Не встретишь никогда отвергнутой, бродячей…
Любых пород, мастей здесь множество,
                                  однако,
Их добродушный вид приятно одинаков.
Не бойся, подойди, они — к твоим услугам:
Погладь, и потрепи, и почеши за ухом.
Какой у них язык, не слышу: лай ли, рык ли, —
От этой ерунды они давно отвыкли.
В собачьих бутиках всё — для еды и чёса,
Намордников лишь нет, ведь — не имеют спроса.
В Торонто, ясно мне, не в моде — морда злая:
На поводках ведут подобных им хозяев.
Торонто, по всему, — столица иммигрантов,
На родинах своих непризнанных талантов.
Лишь 23 кг — багаж, и помнить надо,
Что только налегке
можно попасть в Канаду.
Огромный груз обид отягощает память,
Поэтому его пришлось им всем оставить.
Комфортно. Грех плодить тут новые обиды,
И люди потому приветны, деловиты.
Всех наций, взглядов, рас, конечно — всех конфессий —
Каким-то чудом здесь сосуществуют вместе.
Торонто — «место встреч» — на языке гуронов,
При встрече всяк смирял свой неуёмный норов.
На языке землян он поздно или рано
Прославится навек как город
Толерантно.

* * * 
                                       
       Леониду Марченко,  другу
Поначалу в гостях хорошо — ты вниманье вкушаешь:
О еде, о питье не болит ничуть голова.
Вдруг начнёшь замечать, что кому-то и чем-то мешаешь,
Может быть, надоел… Жизнь, увы, такова.
Охлажденье, скорее всего, мне привиделось,
Затоскуешь невольно и в самой счастливой из стран,
И подспудно в тебе пробуждается мнительность:
Значит, хочешь домой, где ты сам себе пан.
В обстановке привычной незаметнее старишься,
Ну, а в новой — теряются старики…
Вот, увидел по «скайпу» херсонца-товарища —
Ощутить захотелось пожатье его руки.
Снова мысленно дома, и снова тревожат вопросы:
Что там ветер свирепый натворил да мороз?
Не погибли ль укрытые на зиму розы,
Как же стужу на даче виноград перенёс?
Возвратится на цепь увезённая в дали собака…
Боже, дух к возвращенью и мне укрепи!
Новый Свет не Тот Свет: не прибыть однако
Сюда без своей
тяжёлой незримой цепи.

* * *

Так бойко говоришь о до-диез-минорах,
Так с уст легко слетает до, ре, ми!
Уж ты прости, пожалуйста, пойми:
Легко ли мне в подобных разговорах?
Я знаю: музыке тебя учили рьяно,
А в доме том, где мне пришлось расти,
Мне балалайку не могли приобрести,
Не то что скрипку или фортепьяно…
И всё ж,
С волнением
На мелодичный звук бегу
И столько жду
от музыки я тайн ещё!
Она — мой Океан,
А я — на берегу,
О кругосветном плаванье мечтающий.
Мне звуки музыки —
  как будто голос свыше,
Без них ни страсти чувств,
   ни звонкой рифмы нет…
И я пишу под аккомпанемент,
Который, кажется,
Тебе не слышен.

Я —  лейтенант.

Меня на флот призвали из запаса,
Стаж профсоюзный был уже не мал.
Я поначалу приказные фразы
Не без обиды в сердце принимал.
Конторской был премудростью напичкан.
Но мне сказали: «Через «не могу!»
Вы, лейтенант, гражданские привычки
Оставьте на далёком берегу!»
Не Ф.И.О., а лейтенант. И точка.
Ни лишних действий и ни лишних слов.
Тревоги — в будни, в праздник,
                  днём и ночью,
И в сутки дел — на 26 часов.
Я в каждый миг — как на вулкане житель,
И в каждый миг, я напряжён, как вант. —
То командир: «Вы, лейтенант, мне доложите!»
То мой матрос: «Товарищ лейтенант…»
Ещё по звёздочке упало мне на плечи,
Не с неба звёздочки приметили меня:
Огнём боёв учебных я отмечен —
Ношу я искры этого огня.

Подписка на рассылку новостей сайта:

При появлении новой публикации, вы получите уведомление. Введите эл. почту и подтверждающие символы на следующей странице. Подписка бесплатна!